a_g_popov (a_g_popov) wrote,
a_g_popov
a_g_popov

Татьяна Канова. С днем рожденья!



Татьяна Канова


***

Устав, часы сочли ненужным тикать –
В оглохшем доме тихо, как в гробу.
Неспешный вечер, словно чья-то прихоть,
Неслышно пробирается в избу,
Лениво, сторонясь застывших окон,
Ложится в уголочек у печи.
Какими одиночествами соткан
Его покров? Не вызнать!
Помолчим
Вдвоём, пока ни шороха, ни света.
Озябший вечер дышит мне в лицо.
Лишь я да он.
Мне б пожалеть об этом
Да, хлопнув дверью, выйти на крыльцо,
Да закричать, завыть с тоской на пару,
Всё выплакав, по-бабьи – в три ручья,
Пойти на праздник в клуб да выдать жару!
Как кстати будет то, что я – ничья.
Что мне с того, что глупых пересудов
Деревне хватит зиму скоротать?!
Мне всё равно!
А всё-таки не буду
Ни утешать себя, ни потешать
Народ своей вечернею печалью.
Я сумерки свои перетерплю.
Как только ночь мой дом накроет шалью,
Пущу часы и печку затоплю.



Ночь весеннего равноденствия

За неровной строкой, за врождённой сермяжностью слова
Ни изыска ума, ни тяжёлого груза наук.
Лишь бессонная ночь, да усталая поступь былого,
Да на белой стене неизвестной породы паук.

Я не трону его. Только к Пасхе сметая тенёта,
То ль в урок, то ль в укор от соседки услышу слова:
«Ни к чему пауки – это лишняя в доме работа».
Если б знала соседка, насколько она не права.

Кабы не паутина, не копоть, не грязь, не пылюга,
То какой чистотой любовался бы чистый четверг?!
И паук на стене – только точка извечного круга.
Дело к Пасхе. Весна начинает обычный разбег.



О русском сердце и зырянской душе

Мне колыбельная песня тверская досталась –
Тихая светлая реченька с галечным донцем.
В русской деревне Нарачино сердце осталось
С маминой речкой, играющей в зайчики с солнцем.

Но колыбельку мою мастерили зыряне,
Маме моей вековая тайга подпевала.
В десять дворов деревенька Кольёль в глухомани
Душу мою привязала к себе, привязала.

Не перепела отцовскую мамина песня.
Но и отцовская сердце моё не вернула.
Русской зырянкой живу, и нисколько не тесно
Сердцу с душой – лишь бы родина не попрекнула.

***
О, Родина моя!
Вдохну тебя, хмелея,
Свой вешний перелёт
к истоку соверша.
И осознаю вновь,
что краше и милее
Нет уголка земли,
и здесь моя душа.


Душа моя в лугах,
где тёплым летним утром
Испить нектар
к цветку торопится пчела
И где журчит ручей,
где скромным перламутром
Заря в цветущий лог,
как благодать, сошла.


И пусть меня судьба
надолго уводила
От этого ручья –
в разладе я с судьбой-
Мятежная душа,
как в юности парила
Над стареньким крыльцом,
над отчею избой.


***


В доме направо
пустые холодные окна,
В доме налево
пока ещё теплится свет.
Я – посредине,
и жизнь моя свечке подобна:
Ветер покрепче
подует - и пламени нет.


К дому налево
тропинка всё уже и уже,
К дому направо
по снегу не сыщешь следов.
Я – посредине,
и дом мой заранее тужит,
Как бы ему
не застыть среди мёртвых снегов.


Дому направо
названье придумано: дача,
К дому налево
с сиротством крадётся беда.
Мне бы хотелось,
чтобы стало в деревне иначе:
Каждому дому –
тепло родового гнезда.


***

Сбежавшие из деревень в столицы,
Легко вам вашу родину любить:
С лубочною картинкою носиться
Куда как проще, чем в деревне жить.
Когда дорогу заметает снегом,
Когда на лыжах – в магазин за хлебом,
Когда лютует поздняя зима,
Когда колодцы вымерзли до дна,
Когда с утра вода, дрова, навоз,
Когда у печки бабе не до слёз
По пропитой и проданной Руси,
С одной молитвой: Господи, спаси!

Но вот апрель отмельтешит в окне.
Наедут городские по весне,
Дорвутся до парного молока –
И чья-то исхолённая рука
Начнёт стихи про родину слагать,
Да так цветисто, что и не понять.
А тётка Марья в стареньком пальто
Смотается в убогое сельпо,
Возьмёт бутылку крепкого вина
И выпьет стопку полную до дна
За красоту неведомых ей слов,
Да за здоровье спившихся сынков,
Да за холодный – хлебородный – май,
За пахоту, покос и урожай.
Слегка хмельная выйдет на крыльцо
Подставить ветру вешнему лицо
И ненарошно родиной дышать,
Чтоб никогда её не предавать.


***
И опять цветут тюльпаны
Перед днём моим рожденья.
Я на ранней зорьке встану –
Хлопотать до одуренья,
До усталости, до боли,
Чтобы реже вспоминалось
То, что пройденное поле
Много шире, чем казалось.

Я ещё сплетаю косы,
О несбыточном мечтаю
И на глупые вопросы
Так же глупо отвечаю.
И себе совсем девчонкой
Я ещё казаться смею,
Но смеяться так же звонко,
Как бывало, не умею:
Хрипотцою тронут голос,
На лицо легла усталость,
В сердце август – спелый колос,
Только срезать и осталось.


А кругом цветут тюльпаны.
Не в насмешку ль надо мною?
Я на ранней зорьке встану,
Я лицо росой умою
И стряхну оцепененье,
Душу праздником наполню –
У меня ведь день рожденья!
А который, я не вспомню.
Tags: Мои поэтические друзья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments