a_g_popov (a_g_popov) wrote,
a_g_popov
a_g_popov

Categories:
Юрий Кузнецов

***
Мы все бессмертны до поры.
Но вот звонок: пора настала.
И я по голосу сестры
Узнал, что матери не стало.

В безвестье смертного конца
Ее планида изломилась.
Ушла кровинушка с лица,
Оно мгновенно изменилось.

Я знал прекрасных матерей,
Но мать моя была прекрасней.
Я знал несчастных матерей,
Но мать моя была несчастней.

Еще в семнадцатом году,
В ее младенческие лета,
Ей загадали на звезду,
Ей предрекли родит поэта.

Ни доли нет, ни смерти нет,
Остался темный промежуток.
Горел закат двух тысяч лет
И выжигал ее рассудок.

Она жила среди теней
И никого не узнавала.
“Пустите к матушке моей!” —
Так ненароком и сказала.

Бездомный прах сестра везла.
Была дороженька уныла
В тот город, где уже звала
Странноприимная могила.

О город детства моего!
О трепет юности печальной!
Прошла, как искра, сквозь него
Слеза любви первоначальной.

Давно мой дух не залетал
Туда, в забытые пенаты...
На курьих ножках гроб стоял
Под зимним небом, возле хаты.

Да слух ловил средь бела дня
Сребристый звон
святой церквушки.
Вздыхала дальняя родня,
Крестились старые старушки.

Я подошел, печаль тая.
Взглянул и вздрогнул,
как от грома.
В гробу лежала мать моя,
Лицо мне было незнакомо.

О том не надо вспоминать,
Но звуки в сердце изломились:
— Не узнаю родную мать.
Ее черты так изменились!

— И мы ее не узнаем, —
Сказали старые старушки:
— И мы, и мы не узнаем,
Ее заветные подружки.

Повесив голову на грудь,
Я ощутил свой крест нательный.
Пора держать последний путь
На крест могильный,
сопредельный.

На помощь волю я призвал,
Над прахом матери склонился.
— Прости! — и в лоб поцеловал...
И гроб в могилу опустился.

И вопросил я на краю,
В могильный зев бросая шапку:
— Она узнает мать свою?
Она узнает нашу бабку?

Сестра не слышала меня
Сквозь
поминальный звон церквушки.
Молчала дальняя родня
И все заветные старушки.

Зияла огненная высь,
Вбирая холод подземельный.
Сошлись и снова разошлись
Могильный крест
и крест нательный...

Сестра! Мы стали уставать.
Давно нам снятся сны другие.
И страшно нам не узнавать
Воспоминанья дорогие.

Зачем мы тащимся-бредем
В тысячелетие другое?
Мы там родного не найдем.
Там все не то, там все чужое...

1999
Tags: Кузнецов, Русская поэзия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments