a_g_popov (a_g_popov) wrote,
a_g_popov
a_g_popov

Categories:

Елена Поваркова (1977 - 2012)



У Елены Поварковой - посмертно - вышла первая книжка стихов "По пути в бесконечность". Мне бы больше понравилось "Держись подольше, девочка на шаре". Хотя это длинновато. Судьба у Лены не сложилась. Как точно заметила Ольга Хмара: "Вся жизнь ее - сплошной протест...Протест на то, что не отыскала её - талантливую, красивую, неглупую - единственная любовь, дающая силы жить и писать". Дважды она из-за своего протеста отбывала срок...

Из автобиографии Елены Поварковой:

Родилась в Воркуте 3 ноября 1977 года. Обучалась в нескольких учебных заведениях, в т.ч.: педагогический колледж, Литинститут, ФГУ ИК-7. На данный момент завершаю обучение в последнем. Это и будет моим единственным законченным образованием, не считая средней школы. Аналогично образованию протекала моя профессиональная и семейная жизнь (несколько раз была не замужем). В нынешнем месте пребывания оказалась, заплутав в поисках вселенской гармонии. После освобождения планирую продолжить обучение в других ВУЗах страны.

***
Ты спишь… Не здесь ты, хрупкий ангел – где-то…
Но я не причиню тебе вреда,
Открыв секрет, что этих сказок, детка,
Ты и не покидала никогда.

Любовь моя! Какой безумный аист
Тебя принёс, себе сломав хребет?!
…По свету на ресницах догадаюсь,
Где ты сейчас. И прилечу к тебе.



***
К картине П. Пикассо
«Девочка на шаре»

Пронзительная грация газели!
И кажется таким послушным шар.
Восторженные зрители глазели:
Удержится?.. Сорвётся?.. Хороша!
Она блистает. Зал ей благодарен.
Что им до закулисных болей, слёз…
Держись подольше, девочка на шаре,
Кружащемся в холодном свете звёзд.

НЕРОЖДЁННОМУ…

…И такая сияет вокруг чистота,
До мурашек. И стонет, и мается.
И такая зияет внутри пустота…
А весна за окном улыбается.
А когда резал тело холодный металл,
Я смогла –губы в кровь, - удержала стон.
Но я, кажется, слышала, как ты кричал:
«Больно, мама, не надо, пожалуйста!»
Ты простишь…Но от этого только сильней
Власть моей пустоты.
…Помолись Ему
О таких же, как ты, и о чьей-то весне.
Бедный мой первоцвет. Мой единственный.


***
Я когда-нибудь просто пойду…
Не в ларёк, не в сортир и не в бар, а так.
Свою первую пряжу спряду
Из дорог, сапогами неверный такт
Отобью. И закатом напьюсь,
Покурю терпкий ветер мазутовый.
Ты не бойся, я только снюсь.
Тень от тени я. Просто «как будто».
И в подъезде чужом обниму
Радиатор, пушистый от инея.
Он и будет последний, кому
Прошепчу твоё детское имя я.


***

Любопытной Варваре нос оторвали.
(народная глупость)


Варвара была любопытна,
И знала поболее многих:
О том, где собака зарыта,
О том, как поют осьминоги.
Какие у солнца ресницы,
Любимые танцы деревьев,
О том, что в хвосте Синей птицы
Есть несколько розовых перьев.
И в город, что был изумрудным,
Короткие знала дороги,
И даже ей не было трудно
Узнать, как целуются боги…
В искусстве была, пусть не «профи»,
Но видела тонкости стиля…
…Не знала, как чистить картофель.
И этого ей не простили.

Одинокий портвейн у оврага

Я сижу у реки. Лето мается.
Молча песню из горлышка пью.
Не страдается мне. Не икается...
Так же тускло, наверно, в раю.
Померла что ль?.. Ни грустно, ни радостно.
Незабудку сжимаю в горсти...
Без тебя не до дома - до августа
Как мне, пьяной такой, доползти?!



***
Вот и нет ничего. Потому что
Всё сбывалось с безжалостной точностью.
Мы лишь пели, а небо послушно,
Как диктанты, писало пророчества.
Мы не прятали сны под подушкой,
Звёздный дар легкомысленно тратили…
Вот и нет ничего. Потому что
Всё сбылось у безумных мечтателей.



***
Дождь и листья на ветру,
Ночь, свеча и кошка.
Милый, если я умру –
Погрусти немножко.

Вспомни речку, вспомни лес,
Алые закаты.
Вспомни ветер, что исчез
В море трав покатых.

Вспомни слезы и мечты
Августовской ночи.
Вспомни: синие цветы
Я любила очень.

Не печалься, хмуря лоб,
Ночью этой темной.
Просто, я хотела, чтоб
Ты все это вспомнил.

***
Сердце, ты ещё живо?
Бедное ты моё…
Как в небесах красиво
Кружится вороньё.
Как равнодушен к смерти
Солнца усталый глаз.
Кардиограмму чертит
Невозвращенья час.

***
Как больно, как больно было!..
Казалось, почти до смерти.
Я, сдуру тогда решила
Укрыть от напастей сердце.
А сердце рвалось на части
И верить так не хотело,
Что билось оно напрасно,
Что плакало зря и пело.
Все раны ему дороже
Могильной плиты покоя.
Ты хочешь летать? Ну что же,
Я дверцу тебе открою.
Быть может, и вправду лучше
Вот так – из огня и в пламя…
Не надо спасать нам души,
Они это могут сами.

***
Вы меня излечите звонком
Бестолковым, ночным, дурацким.
В час, когда я больна потолком
И не помню, пила вчера с кем.
Прогоните агонию прочь,
Этот мокрый болотный морок,
И пускай перемелется ночь
В мясорубке нулей, восьмёрок…
И пускай кто-нибудь надоест
Разговором простым, без смысла…
В тихом омуте, как Благовест,
Телефонная трель повисла.

Открытка

Я не знаю, чего желать, –
Все равно никогда не прочтешь ты…
Сердце я не могу послать
И доверить услугам почты.

Я от свечки возьму огня
И сожгу в Рождество листочек:
«Я желаю тебе меня…»
и потом ещё пару строчек.

***
Какое счастье может быть?
Лишь понарошку и авансом.
Когда лишь боль могу любить,
Когда порок считаю шансом

И приговоры выношу,
И устанавливаю сроки…
Когда в Твоей ночи пишу,
Бесцеремонно правлю строки

Не мной написанных стихов,
И на Твои светила вою,
И самый тяжкий из грехов
Несу, как нимб над головою.

***
Эхом дней в золотых куполах
отзвенит моя зябкая осень.
Кто-то вспомнит и скажет: «Была…»
Как смешно… Меня ж не было вовсе.
Tags: Поваркова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 26 comments