a_g_popov (a_g_popov) wrote,
a_g_popov
a_g_popov

Categories:

Мария Андреевская (1936 - 1985)

Мария Андреевская (1936 - 1985)



Страстная пятница

Господи, спасай меня сегодня,
За руку – пускай хрустит – тащи!
А не то я поскользнусь на сходнях,
Упаду во мрак своей души.

Господи, захлопнуться не дай мне,
Щёлку в двери кованной оставь!
Не сомкни вокруг меня в молчанье
Эту твердокаменную явь!

Господи, держи меня в ладонях,
Руку от души не отними.
Воздуха глоток на перегоне
Дай мне между небом и людьми!



***
Я в храме сосен молитв не слышу,
Когда в вершинах возникнет хор.
Орган стволистый лишь шумом дышит,
И звоном хвои гудит простор.

Без откровений тускнеют зори.
Затих сосновых вершин порыв.
...Сияет звёздный бурьян-цикорий,
На горьких стеблях лазурь раскрыв.

***
Я (Господи, прости!) хочу конца –
Развязки, завершения, исхода,
Сигнала, знаменья, угаданного кода,
Ночных коней – спасенья беглеца!

И каждый новый день, его заря,
Парад её небесного прихода
Вослед луне, сходящей с небосвода,
Последним светом иней серебря,
И каждая берёза декабря,
И каждый дым от каждого завода
Ложатся, словно новая невзгода
На плечи – долговременностью мёда
Смолы, столетьями копящей годы,
Чтоб превратиться в твёрдость янтаря.

И если есть материки и воды,
И если есть моря и города,
Созвездья – и отдельная звезда,
Прохожий есть – и целые народы,
И птицы есть и чудеса природы,
И пирамиды есть и поезда,
И пастухи и горные стада,
И даже судьбы есть, – то и тогда
Всё заслонит одна моя беда,
Всё поглотит одна моя свобода
Хотеть, как избавленья и исхода,
Исчезновенья без следа.

Третье мая 1974 года

Расти, душа…
Шекспир, сонет № 146,
пер. С.Маршака

Толцыте и отверзется.

Дождь помогает нам оплакивать друг друга
И в будничных делах и в белизне больниц.
Размякшая под ним весенняя дорога
Травой, землёй, покатостью отлогой,
Подробностями всех распахнутых страниц
Лежит, а не бежит вперёд, вспять, вправо и налево –
Движению не выбранная даль,
Возможности молчанья и напева
И невозможность одолеть печаль.

Смочили крышу пасмурные слёзы.
Ненастный шорох в жести желобов.
Обозы суток, день за днём. Обозы
Оплакивающих друг друга слов.

Дыши, душа, вдыхай сырую морось.
Весна печальна, страшен круг судьбы.
Не ослабляй зовущий помощь голос,
Пускай о стенку бьются, бьются лбы,
Неслышимые в шорохах ненастья,
Кричащие без голоса впотьмах.
Кричи, душа, о боли и напасти,
В молчании оплакивая страх.
Зови, душа, шурши тоской дождливой,
Не забывай о дружеской руке,
Протянутой в приливы и отливы,
Во мрак и свет, под грузом, налегке,
В печаль дождей, в бесцветность и в цветистость
Беспечного и голубого дня.

Зови, душа, пусть будет прав и истов
Призыв спасенья, света и огня!

***

Такого сна не снилось Гейне,
Такого сна не видел Блок,
То не был голос тиховейный,
Не сыпался на гроб песок,

Но хор был ярок, полнокровен,
Врывался из-за всех дверей
И был таким же, как Бетховен
В «Девятой», «Радости» своей!

В нас жаждет жизни каждый атом,
Нам скорбь и горе не нужны,
Не снизойдёт Эйнштейн с заплатой
На Пифагоровы штаны.

С дороги, слабый и унылый!
Не засоряй открытый путь,
Не отвлекай на жалость силы,
Их надо мощно развернуть.

И если о себе в грядущем
Ты позаботиться не мог,
Не жди, пока тебя расплющим
Мы, торжествующий поток!

Сумей хоть в этом быть героем –
Умри и кончи в мире плач!
А мы – столбы в могилы вроем
Высоковольтных передач.

***
Прогресс – колдун. Он варит эликсир
В большом котле над атомной треногой.
Всё пригодится – космос, Пан, сатир
И новое истолкованье Бога.

Свобода! Не в почёте немота,
Колдун всему предоставляет слово –
От первобытных танцев живота
До православной чистоты Рублёва.

Колдун! Ты мастер спорта и эстет.
Ты пир приводишь в храмы и на пляжи.
Для декораций – контуры ракет
И русских Богородиц для стаффажа.

Ты видишь власть и славу впереди.

Прочь! Ни на шаг ко мне не подходи!

***
Лёгонькою походкой
Идти по пути ручья.
Увидеть у берега лодку
И подумать – ничья.

Кверху, к снегам, без шубы,
Воздух вбирая в грудь, –
Гейне, Шарманщик, Шуберт –
Все, кому – зимний путь.

Все, кому путь, – с котомкой
Тропкой лесов и гор.
Все, кому мы – потомки –
Радуемся с тех пор.

От холода ныли пальцы
И сердце (бывало так).
Праведные скитальцы,
Авторы светлых саг!

Вечные пилигримы!
Та лодка была – ладья,
Замыслом Лоэнгрина
Из глубины бытия

Звала. И слова звенели.
А на плече – сурок.
И в горной воде форели
Прядают на крючок.

Проба на безупречность.
Мера – святой Грааль.
Ждут – и люди, и вечность,
И сурок, и форель, и даль.

***
Прими нас, Господи, идущих по дороге
Из новогодней тьмы, из самой долгой тьмы,
Мощёной страхом и тоской о Боге
И суетой столичной кутерьмы.

Расслышать дай за шумом наших улиц,
За блеском магазинов и реклам,
Как песни ангелов Твоих проснулись,
Как полон голосов небесный храм.

Верни нам, Господи, способность к свету.
Не доходя ли, перейдя ль черту, –
Прими нас всех – тех, кто ещё по эту,
И тех, которые уже по ту.

Дай знать, что там, искупленная кровью,
За смертною чертой душа жива –
Не в мёртвом сне, а движется любовью,
Ведомая Звездою Рождества,
Дай ощутить в земной глухой судьбе,
Как Ты ведёшь и светишь за могилой,
Как Ты снимаешь благодатной силой
Печаль со лба, приникшего к Тебе.

В сияющую высоту Спасенья
Душе последний открывая путь,
И здешней, горестной любви биенье
Нас научи в подмогу протянуть.
Tags: Андреевская, Русская поэзия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments