a_g_popov (a_g_popov) wrote,
a_g_popov
a_g_popov

Categories:

ПОЭТ и КРАСАВИЦА

Олеся Николаева

ПОЭТ и КРАСАВИЦА
Из воспоминаний о Семене Кирсанове



У больного раком Кирсанова все последние стихи об одном – о смерти. « Никто не услышал. // Никто не пришел. // И я умер». «Оттого что я // пять минут, как умер,// смерти больше нет,// больше нет,// нет, нет, нет!».
Я помню, как эти стихи читал над гробом Кирсанова в Дубовом зале ЦДЛ Павел Антокольский. Сам уже на пороге небытия, маленький, лысый, с большой головой, он повторял с перехваченным горлом, повторял, как заклинание:
– Смерти больше нет!
Нет! Нет! Нет!
А потом он сказал:
– Но смерть пришла и сказала: «Я – есть!».
И он, как посохом, стукнул палкой в пол.
И все заплакали.
Вскоре мы так же стояли над гробом самого Антокольского, а потом и Давида Самойлова, и еще многих, многих…

Семена Исааковича и Люсю (о Боже, я ее до своих двадцати лет, пока не вышла замуж, называла «тетей Люсей», а потом она мне намекнула на некоторую неуместность такого публичного обращения к ней) по вечерам часто можно было встретить в Дубовом зале, в ресторане ЦДЛ. Незадолго до смерти Кирсанов, встретив там старика Антокольского, ужинавшего с юной светловолосой поэтессой, игриво ему сказал: «Павлик, не порти себе репутацию!».
А однажды он оказался там один, без Люси, и сидел, мрачный, за столиком, ковыряя вилкой в салате и попивая коньяк. К нему подошел Юрий Давыдович Левитанский:
– Семен Исаакович, что случилось, почему вы такой печальный?
Кирсанов поднял на него глаза:
– Какать – а как? – ответил он на вопрос палиндромом.
Левитанский задумался на секунду и выпалил симметрично – палиндромом же:
– Мастер срёт сам!
https://www.facebook.com/profile.php?id=100008862524070
Tags: Кирсанов, Русская поэзия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments