a_g_popov (a_g_popov) wrote,
a_g_popov
a_g_popov

Category:

Скончался известный смоленский поэт Виктор Смирнов

Скончался известный смоленский поэт Виктор Смирнов



16 февраля на 74-м году жизни скончался известный смоленский поэт Виктор Петрович Смирнов.
В 2008 году мы с ним жили в одном номере в Переделкино. Он мне рассказал много занимательных историй о Наровчатове, Юрии Кузнецове и других поэтах. Надо как-нибудь записать их в ЖЖ.


***

В моей Отчизне – пьянство, лень, усталость.
Среди хандры, среди смертей и бурь
Одна лишь вьюга русскою осталась,
Все остальное – западная дурь.

И я пока еще жива округа,
Кричу, да так – сойдет Земля с оси:
Накрой меня крылом прощальным, вьюга,
Но лишь напомни о былой Руси!

Пронзи пространство тем забытым смехом,
Что заставлял и плакать нас, и петь.
Мети, мети своим свирепым снегом –
И помоги мне русским умереть!


Виктор Петрович Смирнов родился 10 марта 1942 года в деревне Киселевка Починковского района. В возрасте 16 лет, обучаясь в Трослянской средней школе, он напечатал свое первое стихотворение в молодежной областной газете «Смена». В 1959 году стал литературным сотрудником районной газеты «Знамя труда» (поселок Екимовичи Смоленской области). В 1962 году, находясь в рядах Вооруженных сил, Виктор Смирнов показывает свои стихи прославленному русскому поэту смолянину Николаю Ивановичу Рыленкову. Классик задушевных стихов о родной природе высоко оценил творчество молодого земляка и содействовал публикации стихов В. Смирнова в журнале «Советский воин».

А в 1965 году Виктор Смирнов был рекомендован своим великим земляком Александром Трифоновичем Твардовским в Литинститут имени А. М. Горького. Историческое письмо на имя заведующего кафедрой С. Вашенцева великий мастер закончил так: «Его стихи, на мой взгляд, свидетельствуют о несомненной одаренности».

Вернувшись на Смоленщину, Виктор Петрович Смирнов упорно покоряет новые вершины поэзии. Его самобытные подборки появляются в таких популярных журналах как «Юность», «Молодая гвардия», «Новый мир», «Москва», «Наш современник», «Огонек» и других.

Смирнов становится дважды лауреатом журнала «Молодая гвардия». Одна за другой в издательствах всесоюзного масштаба «Советский писатель», «Молодая гвардия», «Современник», «Московский рабочий» выходят его книги «Русское поле», «Громовая криница», «Берег бытия» и т.д.

В 1975 году Виктор Петрович Смирнов становится членом Союза писателей СССР, а через несколько лет писатели Смоленщины избирают его своим ответственным секретарем. Как творческий лидер смоленской литературы, он долгое время возглавлял областную организацию Союза писателей России.

Виктор Смирнов – один из самых известных поэтов России. Лауреат многих литературных премий, в том числе им. А.Т. Твардовского, им. А.С. Пушкина, им. М.В. Исаковского, Международной премии им. А. Платонова, им. А. Прокофьева, премии Центрального федерального округа в области литературы и искусства, действительный член Петровской Академии наук и искусств (С.-Петербург) с 2000 г., автор 11 книг стихов.Кроме того им опубликованы в московских журналах воспоминания о своем учителе А.Т. Твардовском, пронзительной силы размышления о творчестве С. Есенина, полные глубоких раздумий воспоминания об отце и сыне Рыленковых.

Художественный мир Смирнова с поразительной доказательностью и философской глубиной отражал нашу жизнь. Произведения Смирнова отличает драматизм повествования, афористичность, разнообразие стиля. Любовь к России – главный нерв его поэтического творчества. В каждом стихотворении он утверждал разумные начала и святые заповеди для поколений людей…
http://www.rabochy-put.ru/culture/71404-skonchalsya-izvestnyy-smolenskiy-poet-viktor-petrovich-smirnov.html

***
Взлетая вслед за колокольным звоном
В ту высь, куда не прочь взлететь белье,
Душа живет по собственным законам,
А плоть на шее камнем у нее.

Пирует плоть – прекрасного воровка.
Меня тоска загробная берет.
И слушаю всю ночь я, как веревка
Промерзлой простынью по небу бьет.

В свою подушку плачу втихомолку
Я, в мире этом нежеланный гость.
О, слава Богу, что жена веревку
С иконой рядом вешает на гвоздь!..


***
Ах, тяжело рассказывать, как было:
В оглоблях потерявшая свой пыл,
Последняя крестьянская кобыла
Упала, в небо крикнув, мордой в пыль.

И пел, как будто плакал, жаворонок
Над вымершими русскими людьми.
И ржал в пустое поле жеребенок,
Лишенный самой праведной любви.

Судьбинушка глядит в глаза мне та еще!
У Господа другую не молю.
И лошадь Апокалипсиса тащит
Телегу деревенскую мою...

***

Натыкаясь на звезды колодца,
Слыша трав и дерев голоса,
Сквозь затмение русского солнца
Мы проходим, тараща глаза.

Сквозь цветы, что мы сердцем растили,
И сквозь церкви, что смотрят, скорбя,
Мы проходим, не видя России,
Мы проходим, не видя себя.

Справа влево шатаясь от зелья,
Сквозь кромешные рубежи
Из вселенского злого затменья
Мы выходим с глазами души.

Мы выходим с такими слезами,
Что вот-вот мы смеяться начнем.
Мы выходим с такими глазами,
Что нам Вечность сама нипочем.

И пророчат нам звезды колодца,
Что у самых последних ворот
Мы ослепнем от русского солнца,
Что над русской землею взойдет…

***

Нет, судьбу не кляну я свою:
Разве не интересно
Удержаться на самом краю
Удивительной бездны?

Здесь, где нет ни берез, ни осин,
Легче сделать, поверьте,
Шаг всего, о, всего лишь один! –
От любви и до смерти.

Вспоминаю родное жнивье,
Речки, тропки, болотца.
Здесь, над пропастью, сердце мое
Звонче, радостней бьется.

Словно бурку, роняю я с плеч
Жизнь – и доля легка мне.
И в безмолвии слышится речь,
Будто ожили камни.

И стоят золотые деньки
В свете страсти всесильной.
И горят золотые зрачки
В бездне ночи могильной.

***
Не обходи меня. Я не был вором.
Не строил храм на чьей-нибудь крови.
Задень меня. Я – колокол, в котором
Умолк язык возвышенной любви.

Будь рядом. Я в заброшенной деревне,
Где даже днем – дыханье темноты,
Ловлю рассвет над колокольней древней,
Где волей неба оказалась ты.

Светло под солнцем лишь одним влюбленным!
Я разве стар? Я молод, словно месть!
Задень меня плечом своим веселым –
И, может быть, язык развяжет медь.

Мне верится порой: могуч и строен,
Могильно окликающий зарю,
Весь гул святой Руси во мне схоронен.
Я внемлю травам, птицам и зверью.

Меня ты дерзким взглядом не унизишь.
И, прежде чем у чьих-то душ гостить,
Душой задень меня! И ты услышишь,
Как мертвецы умеют говорить…

***
Любоваться, как голубь голубит голубку,
Бить поклон золотой и зелёной весне.
И цепляться за жизнь, как за мамину юбку,
И отталкивать смерть, словно ведьму во сне.

Жаль: простилась деревня с пастушьей свирелью.
Небо дышит, однако, крестьянской дежой...
Ни души. лишь старуха сидит под сиренью
И соцветий касается скорбной душой.

Скоро лето придёт. Мы с тобой за малиной
В лес пойдём, чтобы там помолиться судьбе.
И не мне ль суждено лишь безмолвной могилой
В мире память оставить о смертном себе?

И усну я тревожно под звёздною сенью,
И приснится мне хата с пустою дежой,
И у хаты старуха сидит под сиренью –
И соцветий касается вещей душой.

Был певцом я не только травы и отавы –
Я касался крылом золотящихся звёзд.
Был отмечен я славой. Но хватит ли славы,
Чтобы кто-то пришёл на забытый погост?

И, быть может, одно донесётся до слуха:
Средь незыблемой суши, средь буйных морей,
Смертных всех пережив, с вещим ликом старуха
Куст сирени сажает у могилы моей...

***
Я порой уже хожу в халате,
Видом весь в холёного орла.
Хорошо бы умереть мне в хате,
Где однажды мама умерла.

Чтобы колос наклонился в поле,
Вспоминая в мае соловья...
Как вернуться мне по Божьей воле
На круги крестьянские своя?

Как в руке сжать снова кнутовище,
Скот пасти меж рожью и овсом?
Очень просто: на родном кладбище
В землю лечь меж мамой и отцом...
Tags: Виктор Смирнов, Русская поэзия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments