a_g_popov (a_g_popov) wrote,
a_g_popov
a_g_popov

Categories:

Пытки украинских силовиков

Свидетельства об изощренных пытках



***
Пострадавший от пыток и захваченный у себя дома в поселке Парасковеевка (Донбасс, Артемовский район, находится
под контролем Украины) 24 декабря 2014 г. Виктор Гриценко рассказывает: «Меня вывели на улицу с пакетом на голове и отвезли в Харьковское СБУ. Там заключенные рассказывали, что их топили, ноги простреливали, прикладами били, током били.Рассказывали, как сотрудники СБУ брали трубу, засовывали людям в задний проход. В трубу — колючую проволоку. Сначала вынимали трубу, затем вытягивали проволоку.




***
Пострадавший житель Донбасса Дмитрий Клименко свидетельствует: «Я был захвачен 8 июля 2014 г. батальоном «Донбасс» у себя дома. Достав нож, один из батальона «Донбасса» начал бить меня ножом в ногу, продолжая допрос. После этого другой принялся наносить мне удары электрошокером. Вся эта инквизиция продолжалась десять часов».

***
Анатолий Матиас зачитал свидетельские показания, свидетельствующие о зверствах сотрудников роты «Торнадо» МВД
Украины: «В середине марта, когда я находился возле своего подъезда, подъехал микроавтобус, из которого вышли трое мужчин в камуфляжной форме и насильно усадили в салон микроавтобуса. Повод и причину моего задержания не объяснили.
Ночью нас привезли к зданию школы в нашем поселке, в котором дислоцировался батальон «Торнадо», о чем все знали, и поместили в подвальное помещение. Спустя некоторое время в подвал спустился мужчина, в руках которого была пластиковая труба серого цвета. Он наносил задержанным удары по ногам, ягодицам и бедрам. В период времени примерно с 17 по 23 марта 2015 г. сотрудники батальона «Торнадо», я в этом уверен,регулярно приводили в подвал различных мужчин, которых систематически избивали. Удары наносились руками, ногами, пластмассовыми трубами и другими предметами, в основном по ногам, ягодицам и интимным местам. Кроме этого, данных мужчин пытали предметом, похожим на электрогенератор.
Содержащихся в подвале мужчин раздевали наголо, ставили на бетонный пол и обливали водой. После этого прикасались оголенными проводами с током к различным частям тела, например к вискам, половому члену и мошонке. Мужчины сильно кричали, так как данные пытки причиняли им невыносимую боль и страдания. Данные сотрудники, находясь в подвале, в нашем присутствии около шести-семи раз употребляли марихуану путем ее курения через бульбулятор».
«Один из сотрудников «Торнадо», угрожая задержанному убийством, заставил сосать и облизывать пластиковую трубку. С его слов, задержанный должен был имитировать оральный половой акт и делать вид, что он якобы сосет половой член. Также задержанных заставляли насиловать друг друга анально и орально.
В общей сложности я находился в подвале 17 дней».

***
«24 марта, примерно в 14 часов, меня задержали в городе Лисичанске два сотрудника милиции с нашивками батальона
«Торнадо». Потом подъехал автомобиль, из которого вышли трое мужчин, одетых в камуфляжную форму. Мне приставили
нож к горлу и приказали сесть в автомобиль. Я подчинился. Примерно через 40 минут автомобиль остановился, меня вывели с завязанными глазами и куда-то повели. Один из милиционеров, угрожая мне убийством и электрошокером, направил на меня автомат и заставил сосать и облизывать пластиковую трубку, которая находилась в его руке. С его слов, я должен был имитировать оральный половой акт. На протяжении всего времени моего пребывания в подвале, точное количество дней я не помню, по несколько раз в день милиционеры приходили в подвал, привязывали меня к «козлу», избивали руками и ногами, а также пластиковой палкой, обливали водой, били электротоком. Кроме этого, меня ежедневно заставляли выполнять унизительные работы — мыть туалеты, собирать окурки и т. д.
Для того чтобы я не мог убежать, мне надевали на ногу металлические наручники, цепь, соединенные с гирей в 24 кг. В один из дней, точную дату назвать не могу, меня и еще одного задержанного заставляли под угрозой смерти изнасиловать третьего задержанного, раздетого и привязанного к козлу. Я находился со стороны головы, при этом от меня стали требовать, чтобы я засунул свой половой орган в рот привязанному. Указанный процесс снимали на мобильный телефон двое сотрудников «Торнадо». 2 апреля в темное время суток меня отпустили домой,перед этим сильно избив. После этого выкинули из автобуса и уехали».

***
Применялись и электрошокеры и генераторы.Применялись в области мошонки, головы, всю спину, все ноги.
Сначала мне прицепили гирю, чтобы поиздеваться, так я ходил по территории. Вот здесь, возле моей кровати, лежал человек такого роста, как я. Ну, его изнасиловали. Сказали: возьми его за голову и засунь ему в рот. Будете вот этого урода иметь, мол, с двух сторон. В задний проход и в рот. Я взял его за волосы и… засунул ему. Член.
Он сказал, чтобы мастурбировали, так как не вставало. Ну и они начали мастурбировать. Как только у них повставали, они сразу включили телефоны. Потом он засунул… член… в анус. Плакал, умолял, чтобы его не трогали. Ну а что хлопцы-то могли сделать?Физическое насилие применялось ко всем.
Сюда завели пенсионера. Его подвешивали кверху ногами и забивали его… Четверо суток держали. Его постоянно забивали так, что он черного цвета был".

***
«Машины отжимались у обычных мирных людей. Били их, били палками, вот то, что на видео, то, что ранее слышал, —
там изнасиловали действительно мужика одного, это снимал все Моджахед. Пленных у нас постоянно было до десяти человек. Он поощрял это, давал зеленый свет, то есть: «Это ваши пленные, что хотите, то и делайте с ними». Ну, так прикалывался — без пыток жизнь скучна. Такое, наркотики, алкоголь. У нас был свой автопарк. Цепляли на них свои номера, то есть с названием, ездили как бы или перепродавали. Моджахед — это тоже один из приближенных комбата. Это такой исламист оторванный — Исенко, — очень жестокий. Вот это же он и снимал видео»

***
Например, пострадавший от пыток Роберт Анискин рассказывает: «В боевых действиях я не участвовал, в ряды ополчения не записывался, на блокпостах не стоял. Был задержан представителями батальона «Азов». При задержании избивали прикладами. После допрашивали с применением электрошокеров и ударов куда попало. После этого меня привезли в СБУ Мариуполя с пакетом на голове, замотанным скотчем, с застегнутыми сзади руками, кинули на
пол в подвале. В таком состоянии я провел больше суток. Надели дополнительный пакет и, прорезав отверстия для дыхания, начали допрос. Бросив меня на пол, три-четыре человека избивали меня ногами и кастетом по телу. Моего товарища бить не стали, а взяли в заложники его жену и моих родных — мать, сестру,племянницу».

***
Ополченец Андрей Рунов рассказывает о том, как пытали его и его товарища, которого после пыток парализовало: «С 23 на 24 ноября захвачен у себя дома подразделением «Айдар». Нас привезли в аэропорт Мариуполя. Там нас пытали и били до такой степени, что мы теряли сознание. Били по пяткам, по ребрам, по голове. Хотели сломать ноги, грозились отрезать уши, выколоть глаза. Товарищу отбили все внутренности, проломили череп, после чего
его парализовало».

***
Пострадавший Андрей Полонь рассказывает, как его избивали и подвешивали на крюк в СБУ: «Нас задержали сотрудники СБУ, переодетые в форму ГАИ. Отвели в блокпост, угрожали, приставляли оружие, говорили: «Мы тебя сейчас застрелим, нам за это ничего не будет». Угрожали пытками током, били ногами в голову, это там
же, на посту. Наручники постоянно были затянуты настолько, что руки синели. Отвезли в СБУ, там продолжилось то же самое, только с использованием уже пластиковых бутылок, наполненных водой, наручники сзади — и на крюк. Позабирали абсолютно все — все личные вещи, телефоны, деньги, карточки — все, что было. Ничего
не вернули, даже когда мы выходили на обмен».

***
Пострадавший от пыток Александр Рябченко свидетельствует: «…меня распяли в раздевалке на сетке-рабице и каждый час приходили — били ногами. На следующий день отвезли в Дебальцево. Там меня отвели к старшему следователю, и он спросил, буду я сотрудничать или нет. Я сказал, что мне нечего говорить, что я ничего не знаю.
После этого он вызвал своих трех помощников и дал им задание, чтобы выбили из меня все, что нужно. Они связали мне руки за спиной и подвесили на дверь, а на правую ногу надели веревку и подвесили ее за ручку другой двери так, что я стоял на одной левой ноге. Вдвоем стали бить ногами по моей левой ноге. Потом вывели в коридор, связали руки за спиной скотчем, привязали веревку к рукам и за правую ногу подвесили. Надели черный пакет
на голову и избивали, пока я не потерял сознание».

***
Пострадавший Артур Нужненко рассказывает: «Я был задержан 16 октября около своего дома. Во время допроса следователь сказал мне, чтобы я встал на колени. Приказал разуться и стал бить мне по ступням, спине и голове палкой. После этого он сказал, что палки мне мало, ушел и вернулся с электрошокером, которым тоже стал меня бить».

***
Пострадавший от украинских пыток Виктор Гриценко был захвачен у себя дома в пос. Парасковеевка (Артемовский р-н
Донецкой обл.) 24 декабря 2014 г. Он рассказывает: «Ничего не предъявили, сразу заломили руки. С дома все вынесли: ноутбук, компьютер, телефоны, деньги, золото. Привезли в Краматорск уже вечером, кинули меня в какую-то будку в подвале. Я около часа там побыл. Там вода была. Размер будки метр на метр, и высотой, наверное, метра два. Где-то через час вызывают они меня, сразу же пакет надевают: «На колени». Я говорю:
«Я не буду становиться». — «Ну, снимай куртку». Я снял. «На колени». Я говорю: «Я не буду становиться». Ну, ударил меня по спине. Типа труба. Раз ударил, я устоял, два ударил, устоял. Потом лупил, я устоял. Прикладом по коленке вдарил, и я упал. А потом он на украинском говорит, я так не смогу сказать: «А ты говорил,
что не встанешь на колени». Я отвечаю: «А я не встал на колени все равно». Они потом тягали, били ногами, прикладами, кинули потом назад. Вот шрам остался. Но уже пять месяцев прошло. Сигареты тушили, шрамы оставались. В этом подвале я провел семь суток».

***

Ополченец Юрий Слюсарь рассказывает, как его избивали цепью от бензопилы и угрожали подвергнуть пыткам жену и дочерей: «4 ноября был задержан сотрудниками подразделения «Азов» и СБУ на работе в г. Дружковка. Был доставлен в Краматорск. Били по голове руками и ногами, цепью от бензопилы, стреляли возле головы, угрожали, что следующая пуля будет в голову или прострелят ногу. Унижали, говорили, что изнасилуют. Обещали привести жену и двух дочерей и издеваться над ними на моих глазах. В течение трех суток не мог есть. Из еды давали только
воду и сухари».

***
Пострадавший от пыток Юрий Новосельцев рассказывает, как около его помещения военнослужащие Украины с западно украинским акцентом избивали и насиловали захваченную женщину: «В одну из ночей я услышал, как избивали женщину, она кричала. Эти молодые военнослужащие (от 18 до 25 лет, не старше) разговаривали на украинском языке с западным акцентом, то есть некоторые слова были вперемешку с польскими. Потом эти молодчики (насколько я понимаю, их по голосам было около четырех-пяти человек) глумились над ней, то есть насиловали, избивали, при этом ржали, как лошади, это был нечеловеческий смех, то есть они были то ли под наркотическим воздействием,
то ли под алкогольным. Они получали большое удовольствие, избивая ее, насилуя. Что именно было, я потом услышал уже от нее сам. Даже просто то, что я слышал, для меня как для человека это было унизительно».

***
Ополченец Александр Кащенко был захвачен батальоном «Днепр» 13 ноября 2014 г. и подробно рассказывает, какие пытки применяли к нему украинские силовики: «Меня избивали с кульком на голове, избивали металлопластиковыми трубами, по двое, по трое, били по голове, по спине, по ногам, по почкам. Душили кульком, то есть перекрывали мне кислород, дальше били меня электрошокером. Били прикладами автоматов и ногами, обутыми в армейские сапоги. При этом они мне сломали ребра. На голове у меня было после избиения шесть рассечений от металлопластиковой трубы. Били молотком. Повреждены пальцы, руки, кость на кисти. Два раза терял сознание. Избиения продолжались не один день. Они меня начали резать ножом, задавая вопросы, которые их интересовали. Они мне вставляли нож в ногу, потом выворачивали, потом еще глубже, глубже вставляли, еще проворачивали и еще глубже. Потом пытались отрезать пальцы».

***

Трое суток над нами издевались без перерыва, били, жгли, вешали. Меня жгли, я так понял, что горелкой, мешок был
на голове. Меня подвешивали за руки, еще даже не зажили шрамы, правая рука — немая, я ее не чувствую. Ребра еще болят. Избивали ногами, сзади руки пристегивали, привязывали к пальцам кольцо гранаты, и надо было сидеть. Если пошевельнусь, то, само собой, выдергиваешь чеку. Нужно было сидеть ночь, чтобы не шевелиться, потому что выдернешь чеку. Приходилось сидеть, хотя иногда хотелось даже вырвать. Просили застрелить, но они говорили, что
это легкая смерть, хотя не один раз ставили к стенке, приставляли пистолет к голове, нажимали на курок, это просто щелчок был, выстрела не было. Некоторые просили даже, чтобы пристрелили, чтобы не мучили. Но они говорили, что для нас это легкая смерть,что мы нелюди, что предали свою страну. Это не люди вообще, это звери»

***
«Меня схватил батальон «Днепр». Я поехал на рыбалку, меня схватили, привезли в линейное отделение милиции и сразу, со старта, начали избивать. Били всем, чем можно, — и палками, и ногами, и пистолетом по голове. У меня
голова была, как ежик. Потом на дыбу вешали — это руки за спину, руки в наручниках. Повыворачивали все руки. Потом сделали, как они назвали, «качели». Это длинный ломик-шестигранник. Руки под ноги в наручниках, и
надевается ломик. Потом кружили меня этим ломиком, оставляли, и я висел на нем. Кости чуть не повылазили у меня. До сих пор не работают руки, эти части. Последний раз они двадцать минут продержали на этом ломике, сняли,
начали обливать водой и бить током электрошокерами. Это длилось, пока я не начал терять сознание.
Не давали спать. Если я начинал засыпать, такие экзекуции повторялись. Оказывается, пытали мою жену. Тоже забрали и держали в соседней камере. Ей сломали на левой ноге все пальцы. Я подписал все бумаги, в которых меня
обвиняли, и меня увезли в СБУ. Что они пытались выяснить, я так и не знаю. Зачем вот это все надо было вытворять, я не знаю. Сколько я историю ни изучал, немцы не извращались такими пытками, как делали они.


Денис Гаврилин, задержанный украинской Национальной гвардией 31 июля 2014 г. на блокпосту и переданный
батальону «Азов», рассказывает: «Каждые два-три часа — допрос. Много всего. Меня топили. Глаза были завязаны, клали на лицо полотенце или тряпку. Я не видел. Руки при этом были прикованы сзади. И, держа меня сзади за голову, положив мне на лицо тряпку, поливали сверху. Не знаю, из чего — из бутылки,
из чайника… не видел. Состояние — утопление. Потом приводили в чувство. Ну и так далее. Так как у меня уже переломано колено, они увидели корсет на ноге, на колене, и мне сломали его повторно. В первый день его сломали. Потом на ногах, где ноготь, мне вставляли иголку. Такое состояние, как будто жилы из шеи тянет. Вытягивает всего, каменеет через боль. Закидывали в яму с трупами. Расстреливали, короче. Закидывают
в яму, специфический запах — эффект расстрела. Там много всего. Я знаю хлопца, которому плоскогубцами вырвали четыре передних зуба. Ребят знакомых сколько видел, им на ломиках «карусели» делали».

***
Таких свидетельств очень много. Это малая часть из книги Максима Григорьева.

***
Украинский режим и его руководители, пришедшие к власти после силового антиконституционного переворота «Евромайдан» в 2014 г., несут полную ответственность за массовые убийства и пытки мирного населения Юго-Востока Украины.
Tags: Украина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments