a_g_popov (a_g_popov) wrote,
a_g_popov
a_g_popov

Categories:

ВАДА идет по пути фальсификаций. Часть 2

ВАДА идет по пути фальсификаций. Часть 2
Часть 1 http://a-g-popov.livejournal.com/1821144.html

Игорь Понкин



Принципиально соглашаясь с позицией Р. Макларена о недопустимости распространения и употребления допинговых средств в спорте, вместе с тем, вынуждены отметить, что исследуемый Доклад обладает множеством критических недостатков, не позволяющих оценивать его как обоснованный и непредвзятый.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------
Обоснованно говорить о дефектности и других заявленных задач исследуемого Доклада Р. Макларена.

Кроме того, анализ Доклада Р. Макларена позволяет сделать вывод об отсутствии референтности заявленных задач и предмета Доклада выводам Доклада.

3. Оценка фактологической и иной источниковой основы Доклада Р. Макларена

3.1. Заявления Г. Родченкова как один из источников информации в основе Доклада Р. Макларена

Основным источником информации, заложенным в основу Доклада, заявлены заявления и материалы Г. Родченкова.

При этом в отношении переданных Г. Родченковым материалов всё сводится просто к указанию того, что такие материалы были переданы, в такой-то форме, в таких-то объёмах (всё абстрактно):

«Публичные заявления д-ра Родченкова спровоцировали начало расследования НЛ. Он сотрудничал со следствием, дал согласие на многочисленные интервью и предоставил тысячи документов в электронной или печатной форме» [«Dr. Rodchenkov's public statements triggered the creation of the IP investigation. He cooperated with the investigation, agreeing to multiple interviews and providing thousands of documents electronically or in hard copy»] (с. 7).

Никаких выкладок относительно способов отыскания и нахождения подтверждения сказанному Г. Родченковым, проверки и подтверждения достоверности переданных им «документов» в Докладе не приводится.

Просто голословно утверждается об этом лице:

«он был честен с НЛ (см. Главу 2)» [«he has been truthful with the IP»] (с. 7);

«Родченков предоставил убедительные доказательства...» [«Rodchenkov provided credible evidence»] (с. 14);

«Родченков достоверно и правдиво передал мне показания... в допросах со мной он был честен» [«Dr. Rodchenkov is credible and truthful in relaying to me the testimony... has been completely truthful in his interviews with me»] (с. 21);

«Родченков, в контексте предмета в рамках мандата НЛ, был надежным и честным человеком» [«Rodchenkov, in the context of the subject matter within the IP mandate, was a credible and truthful person»] (с. 23);

Р. Макларен заявляет о Г. Родченкове и его заявлениях и материалах: «Поэтому я, не задумываясь, пришел к выводу, что в контексте предмета, который был моим мандатом, он является заслуживающим доверия и честным человеком» [«Therefore, I did not hesitate in coming to the conclusion that within the context of the subject matter that was my mandate he is a credible and truthful person»] (с. 21).

Похоже, единственной релевантной информацией в данном высказывании (если не во всем Докладе) является - «не задумываясь» (другой вариант значения - «не колеблясь», что не лучше в данном случае).

Попытки убедить в том, что заявления Родченкова были подтверждены объективными средствами, выглядят совершенно неубедительно:

«Достоверность заявлений д-ра Родченкова, сделанных для The New York Times, подкрепляется данными криминалистического анализа, которые включают лабораторный анализ содержания соли в образцах, отобранных следственной группой» [«The veracity of Dr. Rodchenkov's statements to The New York Times article is supported by the forensic analysis of the IP which included laboratory analysis of the salt content of samples selected by the investigative team»] (с. 15). Но ничего иного в Докладе в подтверждение заявлений Г. Родченкова не обнаруживается.

Указанные выше обстоятельства не позволяют считать такие сведения и материалы надлежащими источниками.

3.2. Сведения из газет и из телефильмов как один из источников информации в основе Доклада Р. Макларена

Много в Докладе говорится об использовании Р. Маклареном в качестве презюмируемых как истинные и прошедшие верификацию сведений из газет:

«В начале мая американская общественно-политическая программа 60 Minutes («60 минут»), а после нее и газета The New York Times рассказали...» [«In the first part of May the American newsmagazine 60 Minutes and then The New York Times reported»] (с. 2);

«способы сокрытия положительных проб употребления допинга, чем те, которые были публично описаны в отношении Сочи» [«means of concealing positive doping results than had been publically described for Sochi»] (с. 9);

«подмена по большей части происходила так, как описано в статье в The New York Times» [«The swapping occurred largely as described in The New York Times article»] (с. 14);

«Достоверность заявлений д-ра Родченкова, сделанных для The New York Times...»; [«The veracity of Dr. Rodchenkov's statements to The New York Times article...»] (с. 15);

«Первый документальный фильм немецкой телекомпании ARD был показан в начале декабря 2014 года» [«The first ARD documentary aired in early December of 2014»] (с. 16);

«8 мая 2016 года в американской телепрограмме 60 Minutes («60 минут») на канале CBS был показан сюжет об обвинении в допинге, имевшем место во время сочинских игр. Во время сюжета программы «60 минут» разоблачитель, Виталий Степанов, бывший сотрудник российского антидопингового агентства (РУСАДА), рассказал... На основании записанных разговоров между Степановым и бывшим директором аккредитованной ВАДА Московской Антидопинговой Лабораторией («Московская Лаборатория»), д-ром Григорием Родченковым («доктор Родченков»), в телепрограмме утверждается...» [«On 08 May 2016, the American CBS newsmagazine, 60 Minutes, aired a story of doping allegations occurring during the Sochi Games. During a segment of the 60 Minutes program, whistleblower, Mr. Vitaly Stepanov, a former employee of the Russian Anti-Doping Agency (RUSADA)... On the basis of recorded conversations between Stepanov and the former Director of the WADA-accredited Moscow Anti-Doping Laboratory (the «Moscow Laboratory»), Dr. Grigory Rodchenkov («Dr. Rodchenkov»), the broadcast claims that...»] (с. 18);

«The New York Times опубликовало статью «Российский инсайдер говорит, что олимпийское золото было получено благодаря допингу на государственном уровне» 12 мая 2016 года, утверждая...» [«The New York Times published the article, «Russian Insider Says State-Run Doping Fueled Olympic Gold,» on 12 May 2016 alleging...»] (с. 18);

«Независимое лицо располагает весомыми свидетельствами, которые подтверждают и подкрепляют значительную часть статьи в Нью-Йорк Таймс» [«The IP has strong evidence that verifies and corroborates a substantial part of The New York Times article»] (с. 61);

««The New York Times» сообщала...» [«It was reported by The New York Times...»] (с. 64).

Такого рода отсылки (да ещё в таком количестве) не только совершенно не убедительны, но превращают весь Доклад Р. Макларена в набор домыслов, компиляцию из газетных вырезок и транскриптов телепередач, не давая никакой возможности оценить этот Доклад как убедительный и основательный аналитический юридический продукт.

И особенно неуместно такие отсылки к газетам и телепередачам выглядят в Главе 2 «Методология проведения расследования НЛ» Доклада.

3.3. Материалы некоей «электронной переписки»

Еще одним источником заявлена «находящаяся в распоряжении НЛ электронная переписка» [«email evidence available to the IP»] (с. 38). Источники этой «электронной переписки» в Докладе умалчиваются. Равно как ничего не сказано о способах проверки и подтверждения достоверности этой переписки. Указанное обстоятельство не позволяет считать такие материалы надлежащими источниками.

3.4. Прочие источники

Согласно Докладу, «полномочия не ограничивались расследованием только опубликованных заявлений. НЛ рассмотрело и другие доказательства того, что происходило в Московской лаборатории, до и после периода проведения Игр в Сочи» [«The mandate was not limited to just the published allegations. The IP examined other evidence of what was transpiring in the Moscow Laboratory before and after the period of the Sochi Games»] (с. 6).

Что за «другие доказательства», помимо переданных Г. Родченковым, в Докладе не раскрывается. Если считать таковыми описанное в главе 3, то в этой главе всё приводится столь же размыто, неконкретно.

Ещё одно утверждение в Докладе относительно использованных источников: «Расследование, проведенное НЛ, собрало дополнительные данные в более обширную картину... С помощью новых данных, собранных НЛ, настоящий Доклад представляет факты и доказательства...» [«What the IP investigation adds to the bigger picture... With the additional evidence available to the IP, this Report provides facts and proof...»] (с. 9). Что за «новые данные», в Докладе, как это в нём принято, умалчивается.

Справка в приложении 1 написана газетным стилем, доказательств представленных в ней утверждений не содержит.

Кроме того, в Докладе заявлено, что был сделан «обзор предыдущих заявлений» В. Степанова - «бывшего сотрудника РУСАДА, не участвовавшего в расследовании» [«Stepanov, a former employee of RUSADA did not participate in the investigation»] (с. 7). Что за заявления Степанова обозревались, из каких источников брались такие заявления (заявления в желтой прессе или сделанные под присягой заявления, иные какие-то), в Докладе вновь умалчивается.

Многократно употребляется также слово «свидетели» (с. 5, 7, 21, 23, 27 и др.).

Показания анонимных свидетелей заявлены еще одним источником информации, заложенной в основу Доклада: «Были и другие свидетели, которые участвовали в расследовании на условиях конфиденциальности. Их показания были важны для работы следствия, потому что они дали очень надежное перекрестное подтверждение устных и документальных доказательств, которые НЛ получило ранее. Я обещал не называть этих людей, однако я хочу поблагодарить их за помощь, мужество и силу духа, за то, что они согласились поделиться информацией и документами с НЛ» [«There were other witnesses who came forward on a confidential basis. They were important to the work of the IP investigation in that they provided highly credible cross-corroboration of evidence both viva voce and documentary that the IP had already secured. I have promised not to name these individuals, however I do want to thank them for their assistance, courage and fortitude in coming forward and sharing information and documents with the IP»] (с. 7-8).

Каков механизм наделения тех или иных лиц статусом свидетелей, оценки, проверки и подтверждения достоверности получаемых от них сведений, в Докладе умалчивается.

Чуть далее говорится о «некоторых других лицах»: «НЛ опросило некоторых других лиц на конфиденциальной основе. Некоторые из них были опрошены по запросу следственной группы независимого лица, а другие явились добровольно» [«The IP interviewed a number of other individuals on a confidential basis. Some were interviewed at the request of the IP investigation team and others came forward voluntarily»] (с. 22).

Давая оценку государству в целом и органам государственной власти, ссылаться на несуществующих в реальности «анонимных свидетелей», - это типовой прием желтой прессы. С помощью такого приёма можно обвинить вообще в чем угодно. А неуместная для такого рода документа патетика предопределяет еще более низкую убедительность таких сентенций.

Ещё одним источником информации, на основе которой вынесены суждения и инвективные оценки, заявленные как выводы Доклада, обозначен «один важный представитель власти»: «Я также получил, без предварительного требования, обширное повествование с приложениями от одного важного представителя власти, описанное в настоящем Отчете» [«I also received, unsolicited, an extensive narrative with attachments from one important government representative described in this Report»] (с. 8, 22).

В Докладе Р. Макларена не приводится никаких пояснений относительно способов отыскания и нахождения подтверждения достоверности сказанного всеми этими неназываемыми лицами и переданных ими сведений.

Просто голословно презюмируется: «Все другие свидетели, опрошенные следственно-оперативной группой НЛ, заслуживали доверия» [«All other witnesses interviewed by the IP investigative team were credible»] (с. 23).

4. Оценка адекватности сроков производства заявленного «расследования» Р. Макларена и производства по результатам такого расследования доклада

19 мая 2016 г., как заявлено в Докладе, Р. Макларен был уполномочен на «проведение расследования», а 16 июля 2016 г. Доклад уже был готов. В Докладе не раз подчеркивается, что на производство Доклада было отведено 57 дней (с. 5, 8, 22).

При этом в Докладе Р. Макларена не раз акцентированно выражено сетование, что времени было недостаточно: «сжатые сроки проведения расследования не дали возможности» [«compressed timeline of the IP investigation did not permit»] (с. 4), «в связи с ограничениями по времени» [«the time limitation»] (с. 4), «ввиду сильно сжатых сроков следственной группе НЛ пришлось избирательно изучать» [«the highly compressed timeline has meant that the IP investigative team has had to be selective»] (с. 4), «в короткий промежуток времени 57 дней, которые мне были даны для проведения этого расследования» [«in the short time of 57 days that I was given to conduct this IP investigation»] (с. 22); «из-за сжатых сроков, в которые, необходимо было составить настоящий Отчёт» [«the compressed time frame in which to compile this Report»] (с. 25).

И при этом Р. Макларен заявляет, что он за указанный срок рассмотрел «тысячи документов» (!). Что это за документы, каков объём общего их листажа, снова умалчивается. В Докладе отсутствует и информация о природе и мере «рассмотрения» таких документов Р. Маклареном, в смысле - как он их рассматривал и оценивал, подробно ли читал, исследовал ли или же поверхностно просматривал, либо эти документы просматривали за Р. Макларена сторонние лица. Между тем, это весьма важный релевантный для оценки самого Доклада Р. Макларена содержательный вопрос, поскольку исследование Р. Маклареном документов, по своему содержанию для их оценки требующих привлечения специалистов иной, нежели у Р. Макларена, специализации, должно повлечь выражение сомнения в адекватности понимания и оценки Р. Маклареном таких документов.

Несмотря на явную недостаточность времени для работ и на необходимость рассмотрения «многих тысяч документов», тем не менее, в Докладе утверждается, что «после начала расследования НЛ быстро обнаружило более масштабные способы сокрытия положительных проб употребления допинга, чем те, которые были публично описаны в отношении Сочи» [«upon embarking on its investigation the IP quickly found a wider means of concealing positive doping results than had been publically described for Sochi»] (с. 9), то есть, надо полагать, еще не успев ознакомиться со всеми теми «тысячами документов», о которых говорится в Докладе. Несказанно повезло? Или просто выводы писались изначально, а уже под них версталась псевдоаргументация? Полагаем, второе.

И это притом что, по содержащемуся в Докладу утверждению, первый период из заявленных употребленных 57 дней в объеме «меньше месяца» [«less than a month»] (с. 24) - это была «ранняя стадия расследования» [«early in the investigation»] (с. 24).

Таким образом, заявленные сроки производства заявленного «расследования» Р. Макларена и производства по результатам такого расследования Доклада, учитывая масштабность фактического охвата предметно-объектной области, обоснованно можно оценить как неадекватные, объективно детерминирующие дефектность выводов Доклада.

5. Оценка обоснованности привлечения к производству Доклада заявляемых в нём иных лиц
Сгласно Докладу Р. Макларена, «в ходе расследования в рамках своих полномочий НЛ лично рассмотрел все доказательства, собранные его независимой следственной группой. Настоящий Доклад был подготовлен на основе коллективной работы следственной группы НЛ. Процесс проведения расследования описан, и многие существенные аспекты, изученные и проанализированные нами, в конечном итоге подтверждают установленные фактические обстоятельства» [«Throughout the course of his mandate, the IP has personally reviewed all evidence gathered by his independent investigative team. This Report was prepared from the collective work of the IP's investigative team. The investigative process is outlined and the many significant aspects that were studied and analyzed ultimately provide evidence for findings of fact»] (с. 4).

Что это за «следственная группа», кто ее уполномочил? Факт наделения Р. Макларена какими-то полномочиями не предопределяет и не может автоматически предопределять наделение такими же полномочиями круга иных лиц. Но в Докладе Р. Макларена в большинстве случаев не указывается, кто именно эти лица, какова их профессиональная квалификация, чем таковая может быть верифицируемо подтверждена (опыт работы криминалистом, опыт работы спортивным юристом, обладающим опытом работы именно по такого рода делам - то есть делам, вытекающим из фактов незаконного распространения и незаконного употребления допинга). При этом нет никаких оснований считать, что это сделано неумышленно. Вероятнее всего, это сделано, чтобы сокрыть факт отсутствия в действительности таких членов следственной группы, кроме лишь самого Р. Макларена, а равно тех лиц, кто инспирировал этот Доклад и его заранее написанные политически мотивированные выводы Доклада.

Отсутствие возможностей верифицировать утверждение в докладе Р. Макларена о том, что его «следственная группа» действительно была независимой и объективной, так же ставит под вопрос обоснованность Доклада в целом.

Ещё упоминаются в качестве привлеченных к производству «следствия» некие (снова анонимные) «судебные эксперты»: «Следствие, при содействии судебных экспертов, провело...» [«the IP investigation, assisted by forensic experts, has conducted»] (с. 12). Какие именно привлекались Р. Маклареном «судебные эксперты», на каких основаниях, какова их квалификация, каковы основания им доверять, в Докладе вновь умалчивается.

Далее говорится о том, что был сделан «криминалистический анализ»: «Достоверность заявлений д-ра Родченкова, сделанных для The New York Times, подкрепляется данными криминалистического анализа...» [«The veracity of Dr. Rodchenkov's statements to The New York Times article is supported by the forensic analysis...»] (с. 15). Какие именно привлекались Р. Маклареном криминалисты, на каких основаниях, какова их квалификация, каковы основания им доверять, в Докладе вновь умалчивается. Указывается лишь, что это некая «Лондонская лаборатория, аккредитованная ВАДА» [«The London WADA accredited Laboratory»] (с. 15).

Далее сказано: «Криминалистическая экспертиза этих пробирок показала наличие царапин и меток, подтверждающих, что их вскрывали» [«The IP forensic examination of these bottles found evidence of scratches and marks confirmed tampering»] (с. 17). Тут уже автор Доклада не стал заморочиваться на то, чтобы что-то пояснять относительно этой «экспертизы».

На с. 19 Доклада вообще заявляется о существовании и деятельности некоего «следственного органа независимого лица» [«members of the IP investigative staff»] (независимое лицо, напомним, это - сам Р. Макларен).

Но главное, кто и на каких основаниях уполномочил всех этих лиц вмешиваться в рассматриваемые вопросы, самостоятельно и произвольно самоприсваивать себе полномочия?

Лишь на с. 19-20 Доклада Р. Макларен соизволил отчасти перечислить лица, вошедшие в следственную группу (еще одна группа лиц или еще одно наименование привлекавшихся на произвольных основаниях сторонних лиц): «После этой встречи НЛ быстро собрало следственно-оперативную группу, в которую входили: старший следователь Мартин Дабби (Martin Dubbey), директор антидопинговой лаборатории в Монреале, доктор Кристиан Айотт (Christiane Ayotte), адвокат и помощник независимого лица в понимании русского языка, Диана Тезик (Diana Tesic), Матье Хольц (Mathieu Holz), господин Ричард Янг (Richard Young, Esq.) из следственного отдела ВАДА, две студентки-юристки из Западного Университета Карен Луу (Karen Luu) и Калей Хокинс-Шульц (Kaleigh Hawkins-Schulz)» [«Following that meeting, the IP acted quickly to pull together his investigative team. Included were: Chief Investigator Martin Dubbey, Montreal Anti-Doping Laboratory Director, Dr. Christiane Ayotte, lawyer and the IP Russian language support, Diana Tesic, WADA investigation department Mathieu Holz, Richard Young, Esq., two Western University Law students, Karen Luu and Kaleigh Hawkins-Schulz»].

Опять же отметим, что Р. Макларен не утруждает себя в описании профессиональной и экспертной квалификации и опыта работы вышеозначенных лиц. При всем уважении к указанным студенткам (хорошо - не школьницам!), вместе с тем, выразим сомнения в релевантности и достаточности их квалификации и опыта для данной темы. Обучающийся профессии - еще не есть профессионал в этой профессии. Поэтому это просто несерьёзно.

Квалификация, специализация и опыт работы прочих (помимо студенток) лиц, объём и содержание произведенных этими лицами работ в обеспечение Доклада Р. Макларена - всё это остается сокрытым. И данное обстоятельство не позволяет считать выводы этой группы релевантными, достоверными, справедливыми и убедительными.

Чуть ниже в Докладе говорится, что также были задействованы специалисты в сфере судебной медицины, кибер-специалисты и проч. (с. 20). Но кто они - вновь умалчивается.

Указывается, что Р. Макларену была предоставлена в пользование некая лаборатория и помощь ее прямого начальника: «доктор Дэвид Коуэн (David Cowan), директор Центра по контролю над наркотиками и Отдела судебно-медицинских молекулярно-генетических научных и экспертных исследований в Королевском колледже, Лондон («DCC») предоставил в пользование свою лабораторию и провел лабораторные работы по анализу для НЛ». Это, пожалуй, единственное внятное указание привлекавшегося лица и его экспертных ресурсов. Но и такого указания недостаточно. Необходимо детализированное описание, какие именно ресурсы этой лаборатории были задействованы, на каких условиях, посредством каких привлеченных лиц с какой профессиональной квалификацией.

Содержащиеся далее по тексту ссылки на какие-то лабораторные исследования практически все характеризуются отсутствием релевантной конкретной информации об этих лабораториях и о производившихся в них в обеспечение Доклада действиях.

Далее Р. Макларен указывает еще одно наименование привлекавшихся сторонних лиц: «эксперты, участвующие в нашей команде» [«experts involved in our team»] (с. 20).

Таким образом, к участию в подготовке Доклада и использованной в нем информации Р. Маклареном привлекались в несанкционированном порядке люди с квалификацией, которая не подтверждалась должным образом. Р. Макларен сам систематически путается с пределами и статусом совокупности таких привлекавшихся лиц, называя их по тексту Доклада самым разным образом.

Чрезмерная вольность лексики и стилистики ставит неудобные вопросы о крайне низкой квалификации Р. Макларена как юриста (невзирая на его регалии) или же о том, что данный Доклад писал кто-то другой, имеющий крайне поверхностные представления о праве и о том, как следует готовить подобного рода документы, а Р. Макларен только дал свое имя этому Докладу.

Выводы.

Доклад Р. Макларена «Расследование ВАДА обвинений российских участников Олимпиады в Сочи в употреблении допинга» от 16.07.2016 основан на информации, которая, судя по Докладу, не подвергалась Р. Маклареном объективными средствами проверке и подтверждению достоверности. Указанный Доклад не содержит никаких прямых однозначных улик и доказательств, обладает множеством нестыковок и натяжек, реализует ряд манипулятивных приемов. Доклад содержит ряд произвольно надуманных и ложных утверждений.

Доклад Р. Макларена обоснованно признать предвзятым, бездоказательным и, в существенной его части, сфальсифицированным.

Ссылки

1. Mclaren Independent Investigations Report into Sochi allegations // ; . Дата фиксации информации - 22.07.2016.

2. ; .


04.08.2016


Понкин Игорь Владиславович, доктор юридических наук, профессор кафедры государственного и муниципального управления факультета государственного и муниципального управления Института государственной службы и управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, профессор

http://ruskline.ru/analitika/2016/08/05/o_rassledovanii_vada_obvinenij_rossijskih_uchastnikov_olimpiady_v_sochi_v_upotreblenii_dopinga/
Tags: Допинг
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments