a_g_popov (a_g_popov) wrote,
a_g_popov
a_g_popov

Category:

Старец Максим (Югов)





Часовня, в которой похоронен старец Максим Югов


Будущий старец Максим (Югов) родился в 1838 году в многодетной семье в деревне Волосово Великоустюжского уезда. У Егора и Евдокии Юговых было семеро детей. Пост и молитва в семье неустанно соблюдались, каждый праздник, и каждое воскресенье все посещали храм. Когда Максиму было три года, умер отец, а в 13 лет он остался круглым сиротой.

Когда Максиму исполнилось шестнадцать лет, он поступил на Красавинскую льнопрядильню. Вскоре Максим начал немного юродствовать. Через несколько лет Максим отправился пешком в Киев, чтобы помолиться в Лавре святым угодникам Антонию и Феодосию. Побывал он и в Троице-Сергиевой Лавре, у московских святынь.

Из воспоминаний старца Максима: «Ни о чем не помышлял я тогда, как о спасении души и будущей жизни... Мирские... смеялись надо мной, порочили мою жизнь, домашние обижались, серчали, много раз я духом падал, однажды так смутился, что хотел вернуться к мирской жизни, мирскими делами заниматься, но Премилосердный Господь Спаситель призрел на смирение мое, вложил мне грешному благую мысль. Думаю про себя: сколько святых угодников спаслось, они тоже жили на земле, имели плоть и спаслись. Есть ведь и теперь святые люди, пойду поищу их, попрошу, чтобы помогли мне, поддержали на пути спасения.

Пошел я странствовать. Иду, слышу, что в разных местах и монастырях есть добрые старцы, отшельники, подвижники, я же человек низкий и бедный, несмелый. Зайти и поговорить со старцами робею... Когда я приближался уже к родной стороне и проходил мимо одной обители, какой-то добродетельный монах, заметив мою робость и узнав о моем желании увидеть старца-игумена той обители, привел меня к нему... Этот старец был игумен обители преподобного Павла Обнорского, отец Иоасаф, а прежде он жил в Саровской пустыни и знал преподобного Серафима Саровского. С отцом Иоасафом я беседовал недолго. Но как сладостны были речи его. Они показались мне слаще меда и сота. И ныне, когда я вспоминаю беседу моего учителя и наставника, я ощущаю в сердце своем неизреченную радость.

Отец Иоасаф говорил мне: «Когда начнешь жить для Бога, то много, сын мой, будет искушений и от врага, и от мира; многоразличны козни диавольские, трудно распознавать их. Живи по слову Божию, побеждай врага постом и молитвою. Чего сам не в состоянии будешь рассудить при брани невидимой, приходи сюда, в обитель. Или, может быть, недалеко от жительства твоего найдется премудрый старец, который поучит тебя духовной жизни. Я же буду молиться за тебя».

Игумен отправил меня к своему ученику отцу Феодору, который жил недалеко от Семигородней пустыни, в деревне, и имел келью в лесу, куда уединялся для молитвы и богомыслия. Я пробыл у отца Феодора полгода. Он явил мне образ благодатной духовной жизни, учил не столько словом, сколько примером и добродетельною своею жизнью... Укрепившись в намерении вести уединенную жизнь, я отправился по благословению старца на родину. Здесь Господь благословил меня устроить хижину и дал впоследствии драгоценное сокровище, которым я и наслаждаюсь, славя и благодаря Спасителя моего, что Он, Милосердный, сподобил меня наслаждаться сладостью благодати.

Келья моя была устроена в 1867 году за двором брата духовного Феодора и была самая убогая. Подле кельи стоял хлев... Вход в келью был тесный, двери маленькие, так что через них можно было пролезать только одному человеку. В той келье я затворился, из нее выходил только в лес – пустыню... Через год я устроил келью в лесу и стал жить в ней почти постоянно.

Приходу моему на родину обрадовались, стали ходить ко мне и просить почитать Божественное Писание, почитать о том, как спасать душу. Приходили и старые и молодые, мужчины и женщины. С некоторыми ревностными посетителями установилась у меня духовная дружба...»

Не мало искушений выпало на долю подвижника. Старец понял, насколько он еще немощен: «Умом он мог Богу служить, но плотию управлять было очень трудно». По словам старца: «Человек в земной жизни (независимо от духовного опыта и состояния) подвержен искушениям плоти до самого перехода в вечность. Все хорошее и доброе, творимое человеком, происходит от Бога. Господь творит в нем, немощном. Искушения допускаются Богом для того, чтобы человек не ставил себя выше других».

Подвижник пищу принимал лишь один раз в день вечером. Иногда он вкушал пищу через два – три дня. Впоследствии старец отказался вареной пищи совсем. Только в праздники он согревал воду и крошил туда немного сухариков. В обычные будни сухарики заправлял холодной водой из родника. Весной и летом собирал лесные съедобные растения, грибы.

Из жития старца Максима: «В пост он съедал только одну просфору в день. Спал старец весьма мало, клал под голову березовое полено. Молитвенное правило старца: 100 поклонов Спасителю, 100 – Богородице, 50 – Ангелу-хранителю, 50 – всем Святым. Потом, сидя, он творил 100 Иисусовых молитв, 100 – Богородице. После этого делал 300 земных поклонов Спасителю с Иисусовой молитвой, на каждом десятом поклоне пел песнь покаянную. Затем делал 100 земных поклонов Богоматери, на каждом десятке опять пел покаянную песнь. Потом поминал за здравие и упокой души благодетелей. Днем: он читал псалтырь по 10 кафизм в день, читал каноны, другие молитвы, акафисты... В последние годы, когда старец стал слабеть, ему пришлось сократить молитвенное правило, смягчить пост».

Пришло время, по благословению свыше, старец стал принимать страждущих, к его советам многие прислушивались, по его молитвам исцелялись больные, у него брали благословение на всякое значительное дело. В последние годы жизни он стал уклоняться от встреч с людьми, старался пребывать в уединении и молитве. По свидетельству современников: «на лице его светилась тихая радость, а в глазах детская простота и незлобие».

Перед смертью старец вернулся в деревню. Прозорливый старец знал день и час своей смерти заранее, он просил передать всем близким просьбу собраться около него 13/20 декабря, кроме того, он просил тело его после кончины не омывать. (Старец Максим скрывал от близких, что был пострижен в монашество с именем Кирилл.)

По милости Божией, в день смерти старцу удалось исповедаться и приобщиться Святых Таин в храме великомученицы Параскевы Пятницы.

13/20 декабря 1906 года в восемь часов вечера в присутствии близких он мирно отошел к Господу. В день похорон начались многочисленные исцеления больных. Старца Максима похоронили недалеко от храма великомученицы Параскевы Пятницы, с восточной стороны на пригорке (10 километрах от Красавино, под Великим Устюгом).

Со временем над его могилой была сооружена небольшая часовня, по сей день, старец помогает всем, кто с верой обращается к нему за молитвенной помощью.

Господи, упокой душу старца Максима и его молитвами спаси нас!

Автор: Светлана Девятов

***

Между Великим Устюгом и Красавиным, близ деревни Кошово, находятся храм Параскевы Пятницы, святой источник и могила местночтимого старца Максима (Югова). Много лет это место заботами протоиерея Михаила Волкова, иерея Василия Краева, а также всех неравнодушных людей приводится в порядок и благоустраивается.

***
В конце уходящего 2016 года в Великом Устюге верующие почтили память местночтимого старца Максима Югова (1838-1906 гг.).
В этом году исполнилось 110 лет со дня преставления этого угодника Божия, местного уроженца. Священники города Великий Устюг совместно с директором Стефановской воскресной школы Татьяной Покровской организовали встречу прихожан с духовенством города и автором беседы о жизни старца Цепенниковой Ольгой. На этой встрече после увлекательного выступления прихожанки Прокопиевского собора Ольги Цепенниковой и благочинного округа протоиерея Димитрия Фомина, слушатели смогли увидеть и личные вещи, которые сохранил для верующих ныне покойный протоиерей Стефан Сурначев, а именно, — домотканую рубашку и самодельные четки старца.
Tags: Несвятые святые
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments