February 8th, 2009

(no subject)

* * *

Припомню вновь приветливые лица
Веселых одноклассников моих…
Один в психиатрической больнице
Пытается понять свободный стих.

Чтоб не тревожить строгих санитаров,
Бубнит верлибры небу и стене
И верует, что обладает даром
Скрывать созвучья в уходящем дне.

Второй в тюрьме, глядит через решетки
На Божий мир любви, беды и слез,
Где умирает от паленой водки
Ранимый русский искренний вопрос.

И привыкает к паханам и нарам,
И к снам туберкулезной духоты,
И верует, что обладает даром
Плевать на все с тюремной высоты.

Другой на подоконник встал —
Влюбиться
Хотел в родную спящую страну.
И сделал шаг навстречу вольным птицам
В растерянного неба глубину.

Упал на тротуар, но от удара
Никто не вздрогнул в хмуром городке…
А веровал, что обладает даром
Перекурить печаль на сквозняке.

Четвертый сгинул в кишлаках Афгана:
Восточный муж, имеющий трех жен,
Внимательный читатель сур Корана,
Ему отрезал голову ножом.

Росла чинара, блеяла отара,
Его «калаш» сгодился на калым…
А веровал, что обладает даром
Домой вернуться к матери живым.

А пятый — дьякон, учит мир молиться
И сильно пьет за ближних и родных,
Припомнив вновь приветливые лица
Веселых одноклассников моих.

И выпью я, раз не звучит кифара,
И нет в душе спокойного угла,
И кажется, что все проходит даром —
Напрасны наши думы и дела.

Мы исчезаем… Остается смута.
Ее бы словом дружеским унять.
Но, встретившись случайно, почему-то
Стараемся друг друга не узнать.

(no subject)

***
Придет Христос и в наши души,
И в наши дальние края –
И скажет: Это Я не бойтесь.
Не сомневайтесь, это Я.

Придет Христос и постучится
К отчаявшимся и седым,
Не избавляя от страданий,
Но отнимая страх по ним.

И разольет усталым душам
Свое небесное вино.
Блаженны плачущие, ибо…
Им утешение дано.

Памяти православного священника Воркуты

Дмитрий Сиротин

ВОРКУТА
Памяти о. Сергия
Здесь умирают молодыми,
О долгой жизни нас моля,
Но каждый день иное имя
Скрывает стылая земля.

А мы пищим под наши лютни
Про город «вечно молодой»!..
Но – всё на улицах безлюдней,
И всё теснее под землёй.