May 3rd, 2009

Старое стихотворение

***
Я помню, что это случится когда-то:
Бессилен окажется реаниматор,
И даже бессильно участье
Заведующего хозчастью.
Жене моей врач объяснит, что я тих,
Что все хорошо, но надежд никаких.
И больше не скажет ни слова,
Смотря на портрет Пирогова.
А я в это время помыслю о том,
Что жизнь свою прожил дурак дураком –
Какая-то скучная проза
Соплей и авитаминоза!
А был бы спортсмен, оптимист, семьянин,
То мне бы мгновенно помог аспирин,
Любое любезное слово,
Да просто портрет Пирогова.

1983

(no subject)

* * *

Ограбили мою квартиру.
Не жаль украденных вещей,
Но для чего забрали лиру —
Печаль и свет души моей…

Не принесет она удачи,
Не украшают ей уют,
И не играет вальс собачий,
В ломбардах лиру не берут.

И девы, ветреной и юной,
С ней не увлечь — напрасный труд.
Порвут натянутые струны,
Посадят сердце и запьют.

И никакого наслажденья
Незабываемых минут —
Одни туманы и сомненья,
И сон тяжелый, словно суд.

Так где же ныне в дебрях мира
Среди громад и мелочей
Молчит похищенная лира —
Печаль и свет души моей…

Еще одно раннее стихотворение. По просьбе.

***
Я умел не только целоваться,
Знал про гонорею и сонет,
Брил усы. Мне было восемнадцать –
Восемнадцать с половиной лет.

Пил портвейн в подъезде. И в угаре
Говорил: все бабы мне дадут,
И мой сборник скоро в Сыктывкаре
С лучшими стихами издадут.

А в стихах моих так много солнца
И немного грусти и вина.
И она прочтет их – и вернется.
Только прочитала б их она.
1983