January 16th, 2010

(no subject)

Что ищет человек?

Народный поэт Владимир Тимин одно время был министром печати республики - целый год! Но его эта должность очень томила. Ключ от Союза писателей он не отдал. Министерство печати находилось с кабинетами СП в одном здании. Тимин смотрел в окно, когда все из писательской организации разойдутся, и из кабинета министра шел в свой бывший, но родной кабинет. Сидел там - и отдыхал душой. Через год сказал: Я должен быть там, где мое сердце. И ушел с поста мнистра печати - вернулся в аппарат СП.
Я поступаю, как Тимин - ухожу с директорства Дома творчества - и возвращаюсь в Союз писателей.

(no subject)

Пастораль

Ни света, ни просвета,
Ни сердца, ни ума,
Ни ясного ответа,
Ни темного письма.

Ни силы, ни успеха,
Ни мира, ни войны…
Пора бы мне уехать –
В Большие Колпаны.

Не то дышу на ладан
Все дни и вечера.
В деревню! Там отрада,
Прохлада и жара.

Там сразу возле дома –
Крыжовник и ранет.
И телевизор сломан,
И никаких газет,

Ни суеты, ни гонки,
Ни бессердечной мглы.
Там девы, как буренки,
Торжественно круглы.

Попарюсь в русской бане,
Очищусь от забот,
Понюхаю герани,
Попью густой компот.

Прощу друзьям измены,
Раскаюсь сам в грехах,
Познаю жизни цену,
Присевши в лопухах –

На…чхать на ваши званья,
Награды и чины
В деревне под названьем
Большие Колпаны.

Мычит светло корова,
Гудит полдневный зной,
И пахнет главным словом,
Навозом и судьбой.

Здесь не живут угрюмо,
Темно, как сиволдай…
Эх, жаль, что лишь придумал
Я этот сельский рай.

Названье слышал где-то,
Цветные видел сны –
Придумал я планету
Большие Колпаны.

Гляжу на город тесный –
Где воля и покой?!
Ни басни и ни песни,
Ни сказки озорной.

И ни слезы, ни смеха,
Ни солнца, ни луны…
Пора бы мне уехать –
В Большие Колпаны.

(no subject)

***

В Союз писателей республики стал частенько захаживать священник отец Василий (Попов Василий Иванович). Это было еще до того, как я там стал работать. Тянуло иерея на культурные темы поговорить. Однако беседы с Геннадием Юшковым, который был тогда председателем правления, у него не заладились, а вот с Тиминым дело пошло. Тимин больше слушал, но умел двумя-тремя фразами передать суть своего "языческого монотеизма". Интересные получались разговоры. Тимин еще порой сетовал, что в рай ему не попасть - грехов много. Однажды отец Василий ему сказал: - Ты не беспокойся, я раньше туда пойду - и всё приготовлю.
И вскоре умер. Тимин его часто вспоминает. Может, в самом деле, все приготовит...

(no subject)

Светлана Сырнева

ЦВЕТЫ

Ты спишь в суете новостей городских -
прижизненным сном суеты.
А здесь, в стороне от потоков людских
цветут на газоне цветы.

Здесь осень сомкнула свои купола,
здесь жилы Вселенной легли,
и красная лава к ногам изошла
из самого сердца Земли.

Пылает газон негасимым огнём,
ничто ему ветер и дождь.
И вечная тайна содержится в нём,
которую ты не поймёшь.

Как будто, сойдя с иноземных орбит
в единую точку тепла,
неведомый разум безмолвно скорбит
о жизни, что мимо прошла.

Отсюда ты в небо ночное взгляни,
как в черный, погибельный ров,
где светятся звезд бортовые огни
пред самым крушеньем миров.

И может, давно уже небо мёртво,
и наша погибель близка,
а ты не успел, не успел ничего
за долгие эти века.

(no subject)

Как занять денег

К Тимину в кабинет пришла поэтесса Александра Мишарина ( немного о ней смотри http://a-g-popov.livejournal.com/97803.html) и сказала:
- Тимин, займи десять рублей.
- Не займу, все равно пропьешь.
- Я уже две недели не пью. Мне на кефир надо - для желудка.
По вполне свежему виду Мишариной ей можно было поверить, и Тимин ей занял просимую сумму.
Через полчаса Мишарина вернулась к Тимину и показала целый веер десяток.
- Видишь, на кефир все заняли. А зачем мне ваш кефир - от него только один понос...