February 20th, 2010

(no subject)

***
Помыслить о смерти трушу…
Ни облачка, летний зной –
Вином ободряю душу
И минеральной водой.

Брожу по песчаным дюнам,
Гляжу на морскую гладь –
И кажется день мой юным,
Зачем же тогда на струнах
Мне реквием подбирать?

Совсем и немного прожил,
Не пробил еще мой час.
Но что-то меня тревожит,
Что также тревожит вас.

(no subject)

Александр Поташев (п. Щельяюр)

Берег

Еще в небесной гавани Печоры
в вечернем ветре плещется заря,
и парусами сонно никнут шторы
у тихого причала ноября.

Сойду со сходней ночи в гулком поле
и припаду к щемящей тишине,
где от костра необратимой боли
ты пламя рук протягивала мне...

Уже зима в забывчивости слепла.
Так почему ж, ослепшему вчера,
мне даже снегопад казался пеплом,
хрустальным пеплом твоего костра?

Где без конца – единое начало –
цепная ночь не сходит со двора.
Я оторвусь со своего причала
за звездным дымом твоего костра.

И отойдет с печальным опозданьем
от горизонта дымка птичьих стай…
Я вновь шепчу кому-то: «До свиданья!»,
когда так надо прокричать: «Прощай!».

(no subject)

Станислав Куняев

Я не завидую актерам —
Талантам, гениям, — которым
всю жизнь приходится играть,
то воскресать, то умирать.
Сегодня площадной оратор,
назавтра — царь, вчера — лакей.
Должно быть, портится характер...
Игру закончив, лицедей,
должно быть, с каждой новой ролью,
со щек румяна соскребя,
все тяжелей, все с большей болью
приходит медленно в себя.

(no subject)

ВЕНЧАНИЕ

В роковые минуты явились мы в мир,
Всеблагие пируют, не зная покоя.
Но умолкли надменное время и пир —
И священник повел нас вокруг аналоя.

Тихо скажем, что будем друг другу верны,
И поверим, что сможем любви не утратить.
В роковые минуты нельзя без жены,
Без торжественной тайны и без благодати.

Только время исчезнет — что будет за ним?
Обретем полноту мы небесного дара,
Иль останется наше единство земным
И спасительным лишь от ночного кошмара?

(no subject)

о. Анатолий Трохин

Венчание

Был беден обретенный храм,
Кирпичная краснела кладка,
Спокойно теплилась лампадка.
Лежала сырость по углам.
А в центре храма — мы с тобой
В одеждах праздничных стояли
И царские венцы пылали
И звали в Вечность за собой.
Ты помнишь ли, как в этот час
Пахнуло миро и цветами,
Как пред отверстыми вратами
Священник вдруг оставил нас?
Все замерло. И, чуть горя,
У нас в руках дрожали свечи,
И, душам обещая встречу,
Сияла бездна алтаря.

(no subject)

***

Только что рассказали анекдот. Слышу в первый раз.

Художественное училище. Организационное собрание. Преподаватель обращается к первокурсникам:
- Давайте распредилимся. Те, кто из вас гении, идите к Малевичу - рисовать черный квадрат. А остальных прошу за мной - будем рисовать голых натурщиц.

(no subject)

Совет оптинских старцев

Подвижники молитвы и поста,
Чтоб гордых дум преодолеть прельщенье,
Шли убирать отхожие места –
Так души обретали очищенье.

Хорошее лекарство для ума,
Врачующее самый здравый гений,
Послушное сгребание дерьма
Значимей философских рассуждений
(И сложных стихотворных сочинений).

Но мы горды – и собираем мысли,
Как словари, храним благой совет,
А мест отхожих никогда не чистим.
Поэтов много…
Вот и я поэт.

(no subject)

Рождение журналиста

То утро вовсе не предвещало
Событий, способных перевернуть
Мир – хотя бы район.
Кричало
Розово-синее, требуя грудь.

Ни в его голосе, ни в характере
Никто не запомнил гражданских нот,
Которые он с молоком матери
Впитывал – вестник российских свобод.

Просто кричал, вопил без красивости –
Без разоблачений и горьких дум.
Это поздней взовёт к справедливости
Его несосредоточенный ум.

Это позднее отец несмело
Заметит: - Неосновательный труд…
Не подыскать ли другое дело?
Шел бы в строительный ты институт.

Только, готовя семейный ужин,
Заступится мать: - И какой в нем прок?!
Кому строительный нынче нужен?!
В юристы не хочешь, пиши, сынок!