March 2nd, 2010

(no subject)

В привокзальной пивной


Г.Спичаку

В привокзальной пивной, темным хмелем томим,
Мрачно буркнул мужик, как ругнулся: «Кильдим».

Непонятное слово, чудной оборот,
Но его не забыл привокзальный народ.

Не ответить уже, сколько лет, сколько зим
Прозывается эта пивная «кильдим».

В ней любые сословья изводят досуг,
В ней врачуют хандру и похмельный недуг.

И устав от ума, набираются – в дым,
И судьбу поминают нелестно – кильдим.

И судьбу запивают холодным пивком,
И толкуют, что делать – идти в гастроном?

Или в колокол бить? Как ударить в набат!..
Что же делать? И кто наконец виноват?!

Кто же русский аорист пустил на распыл,
Что бормочем, бубним свой кильдим –
«дыр бур щил»?

Самовитый абсурд, невеселый итог –
Морок, пьянка, свобода(!) – кильдим да бобок.

Безыконный барак и безвольный протест,
Басурманская кривда нас поедом ест.

В тридесятых пещерах угрюмый колдун
Насылает, как порчу, властителей дум.

Осеняет просторы заклятьем своим –
Чернокнижным,
надежным, двусложным – кильдим.

Нет! Пока еще ведомо зренью сердец –
На нечистую силу есть меч-кладенец.

Так не медли, приди и веди, светлый князь!
В привокзальной пивной твоя рать собралась.

Но приходит не кесарь, не витязь – монах,
Юный инок, обычные четки в руках.

– Поспешите к обедне,– спокойно зовет.–
Вы же русский народ, привокзальный народ!

Отжените гордыню, уныние, блажь,
Надо Богу молиться и петь «Отче наш...».

Но смиренному иноку мы говорим:
– Да пошел ты подальше, пошел ты в кильдим.

Тут такие дела начинаются, брат,
Тут решают, что делать, и кто виноват,

Кто лукав, кто агент иностранных держав,
Кто возьмет телефон, кто возьмет телеграф.

Хватит демонам править великой страной!
Гнев выходит, как пена из кружки пивной.

Гнев мешает молиться, хотя бы сказать:
Боже наш! На Россию излей благодать...