March 6th, 2010

(no subject)

***

Счастливые повести наши скучны,
Дела благочестия кислы.
О, бедная душенька, как мы грешны,
Как сумрачны тайные мысли.

Зачем возлюбили житейские сны,
В расчет принимали везенье, -
О, бедная душенька, как мы пьяны
И так далеки от спасенья.

Построили дом себе – падает дом,
Стоял на песке и на глине.
О, бедная душенька, мы пропадем
По нашей безмерной гордыне.

Нас радовал пепел, а не благодать,
Мы веры отринули камень, -
О, бедная душенька, как нам рыдать
Такими сухими глазами

(no subject)

Александр Вертинский

Без женщин

Как хорошо без женщины, без фраз,
Без горьких слов и сладких поцелуев,
Без этих милых, слишком честных глаз,
Которые вам лгут и вас еще ревнуют!

Как хорошо без театральных сцен,
Без длинных "благородных" объяснений,
Без этих истерических измен,
Без этих запоздалых сожалений.

И как смешна нелепая игра,
Где проигрыш велик, а выигрыш ничтожен,
Когда партнеры ваши - шулера,
А выход из игры уж невозможен.

Как хорошо с приятелем вдвоем
Сидеть и пить простой шотландский виски
И, улыбаясь, вспоминать о том,
Что с этой дамой вы когда-то были близки.

Как хорошо проснуться одному
В своем веселом холостяцком "флете"
И знать, что вам не нужно никому
"Давать отчеты" - никому на свете!

А чтобы "проигрыш" немного отыграть,
С ее подругою затеять флирт невинный
И как-нибудь уж там "застраховать"
Простое самолюбие мужчины!

(no subject)

***
все хотели бы оказаться
в райских селениях –
гулять по небесному саду,
но никто туда
не торопится –
еще бы здесь задержались

(no subject)

Инга Карабинская

***

А ещё можно встретиться с ним через год-другой
На клочке земли, что общей числилась - для острастки.
И в капкане стен метаться от просто "здравствуй"
До убийственно нежного "здравствуй, мой дорогой".
И сдирать, сдирать с себя кожу за слоем слой.

Можно дымом дышать в темнеющий лёд окна
И одну от одной принуждённо прикуривать фразы:
- Я приехал вчера, но не смог позвонить тебе сразу.
- Это к лучшему, ты ведь знаешь, я не одна.
(Но едва ли знаешь, что выжег меня до дна).

И летит в подреберье сердца тугая взвесь
И взрывается там опять тяжело и гулко.
Он давно б шагал лабиринтами переулков,
Но боится ранить тебя - и всё ещё здесь.
Ты молчишь и со злостью думаешь: "В этом ты весь".

И зачем-то вцепляешься в край его старой куртки.