April 14th, 2010

(no subject)

***

Не верь шишигам и халдейским книгам.
Отстой заутреню. И торопи отъезд.
И путь прямой лежит через Чернигов
И мимо славный Леванидов крест.

Во стольный град.
Грозят хазары игом
И разореньем князю. А окрест
Разбойный свист.
Ни милостей, ни выгод.
Но Бог не выдаст,
а свинья не съест.

Не верь волхвам,
их ведовским уставам,
Их ворожбой беды не отвести.
Спеши –
уже стоят на переправах
Сторожевые зоркие посты.
Черным-черно.
В усобицах держава.
Лукавые советники в чести.

(no subject)

***
Я грешен, о многом взыскую
И дни неразумно гублю,
И всех в этом мире ревную,
А верю, что всех я люблю.

И верю, любовь лишь зачтется
До самых невидимых йот,
Поэтому часто юродство
Честней равнодушных красот.

И ревность – не только досада
И жалкое раздражение…
И зеркалу верить не надо,
Мы лучше изображения.

(no subject)

***

Молитва имеет способность увести человека из страдания, возвести его к Тому, Кто послал ему испытание и призвал его к терпению. Тогда терпение участвует в молитве; оно восходит к своему духовному первоисточнику и постигает свой высший смысл. Нигде нет столько благостного терпения, как у Бога, терпящего нас всех и наши заблуждения; и нигде нет такого сострадания к нашему страданию, как там, в небесах. Мир человеческий не одинок в своем страдании, ибо Бог страдает с ним и о нем. И потому когда наше терпение заканчивает свою молитву, то оно чувствует себя как напившимся из божественного источника. Тогда оно постигает свою истинную силу и знает, что ему предстоит победа.

Иван Ильин

(no subject)

***

И если Русь им – не жена,
А шамаханская девица,
Лишь из-за тела распря длится,
Идет гражданская война,

И если вовсе не нужна
Душа ее упрямым ратям,
Непримиримым кровным братьям, –
То наша вечная вина,

Что о любви звучит цевница,
И не сгорает купина,
Что на заброшенных гробницах

Святые ищем имена,
Что будем верить и молиться,
Читать Ивана Ильина.

(no subject)

Иван Елагин

***
Не помышлять, не думать об уюте,
Не отогреть чернила на столе,
Туманен кабинет, и столбик ртути
Давно остановился на нуле.
В сугробах двор, и окна в снежной мути,
И узенькие ветки в хрустале.
И долго мы признательны минуте,
Случайно пересиженной в тепле.
Но ты – поэт. Гляди в лицо пурги,
И стисни мозг, и нервы напряги!
Пусть колет лед по этим нежным нитям!
И что нам лед? Ты только лиру тронь –
И он расплавится. Тугой огонь
И в этот раз мы у богов похитим.