April 16th, 2010

(no subject)

***

Кто постоянно предает друзей своих, тому друзья делаются врагами, удаляются от него, как от предателя, ищущего их верной погибели: кто исповедует грехи свои, от того отступают они, потому что грехи основываются и крепятся на гордости падшего естества, не терпят обличения и позора.

Святитель Игнатий Брянчанинов

(no subject)

***

Как, чтобы обозреть местность и, понять ее расположение, нужно удалиться от нее, встать вне ее, на высокой горе над нею и только тогда действительно увидишь ее, - так для того, чтобы понять жизнь, нужно как бы выйти за пределы жизни, посмотреть на нее с некоторой высоты, с которой она видна целиком. Тогда мы убеждаемся, что все, что казалось нам бессмысленным, было таковым только потому, что было зависимым и несостоятельным отрывком. Наша единичная, личная жизнь, которая, при отсутствии в ней подлинного центра, кажется нам игралищем слепых сил судьбы, точкой скрещения бессмысленных случайностей, становится в меру нашего самопознания глубоко значительным и связным целым; а все случайные ее события, все удары судьбы приобретают для нас смысл, как-то сами собой укладываются, как необходимые звенья, в то целое, осуществить которое мы призваны.

Семен Франк

(no subject)

В ЗООПАРКЕ

Отдохнем, внимательный прохожий.
Завели дороги в тупики.
Но смотри, как мило корчат рожи
Обезьянки Джонни и Кики,

Как глотают желтые удавы
Время и пространство и мышей,
И не знают недостатка славы,
Черных дней, неискренних речей,

Как плюют на суету верблюды
И не копят зависти в горбу,
И в пустыне жизни зря не судят,
Не клянут колючую судьбу.

Почему же нас так гложет что-то,
Так однообразие томит?!
Посмотри, как просто бегемоты
В луже принимают царский вид.

Стерпится — пускай никто не слышит.
Одиноки сердце и строка.
Вон жирафы тихо небом дышат
И жуют привычно облака.

Выпала нам редкая минута —
Обрести покой среди зверей.
Жизнь проходит, только почему-то
На душе вдруг стало веселей.

Побредем, внимательный прохожий,
Отдохнем от приступа тоски…
Как забавно всё же корчат рожи
Обезьянки Джонни и Кики.

(no subject)

***
В повести о воине Таксиоте ("Жития святых", 28 марта) рассказывается, например, что он вернулся к жизни, проведя шесть часов в могиле, и поведал следующее: "Когда я умирал, то увидел некоторых эфиопов, стоящих предо мною; вид их был очень страшен, и душа моя смутилась. Потом я увидел двух юношей, очень красивых; душа моя устремилась к ним тотчас, как бы возлетая от земли. Мы стали подниматься к небу, встречая на пути мытарства, удерживающие душу всякого человека. Каждое истязало ее об особом грехе: одно обо лжи, другое о зависти, третье о гордости; так каждый грех в воздухе имеет своих испытателей. И вот я увидел в ковчеге, держимом Ангелами, все мои добрые дела, которые Ангелы сравнили с моими злыми делами. Так мы миновали эти мытарства. Когда же мы, приближаясь к вратам небесным, пришли на мытарство блуда, страхи держали меня там и начали показывать все мои блудные плотские дела, совершенные мною с детства моего до смерти, и Ангелы, ведущие меня, сказали мне: "Все телесные грехи, которые содеял ты, находясь в городе, простил тебе Бог, так как ты покаялся в них". Но противные духи сказали мне: "Но когда ты ушел из города, ты на поле соблудил с женой земледельца твоего". Услыхав это, Ангелы не нашли доброго дела, которое можно было бы противопоставить греху тому, и оставив меня, ушли. Тогда злые духи, взяв меня, начали бить и свели затем вниз; земля расступилась, и я, будучи веден узкими входами через темные и смрадные скважины, сошел до самой глубины темниц адовых".