March 25th, 2011

(no subject)

Татьяна Канова

Ночь весеннего равноденствия

За неровной строкой, за врождённой сермяжностью слова.
Ни изыска ума, ни тяжёлого груза наук.
Лишь бессонная ночь, да усталая поступь былого,
Да на белой стене неизвестной породы паук.

Я не трону его. Только к Пасхе сметая тенёта,
То ль в урок, то ль в укор от соседки услышу слова:
«Ни к чему пауки — это лишняя в доме работа».
Если б знала соседка, насколько она не права.

Кабы не паутина, не копоть, не грязь, не пылюга,
То какой чистотой любовался бы чистый четверг?!
И паук на стене — только точка извечного круга.
Дело к Пасхе. Весна начинает обычный разбег.

(no subject)

http://www.pravmir.ru/moya-tashla/

Моя Ташла

Село Ташла Самарской губернии. В книгах последних лет пишут, что название это происходит от тюркского «таш» – камень или «ташл» – каменистый. А в той брошюрке, что я взяла в руки много лет назад, было написано, что «ташла» по-чувашски означает – «веселись». Была весна, начинало пригревать солнышко, детишки носились вокруг любимого храма, ломая маленькими ботиночками последние льдинки, и Ташла, о которой было прочитано и услышано столько чудесного, в тот год ощущалась частью этой весны, веселой и радостной.

От Самары до Ташлы – дорога неблизкая. Вот, благословившись у духовного отца, мы сели в видавший виды маленький автобус, вот проплыли в окнах пригородные поселки и дачи, вот осталась позади Царевщина с ее пережившим лихолетье Рождественским храмом и святым источником, вот замелькали мачтовые сосны, вот пришлось уступить дорогу веренице деловитых легковушек, спешащих в Тольятти, а автобус всё ехал и ехал, пока, наконец, не расступились деревья; и мы – замерло сердце – узнали в красавце-храме, небесной голубизной сияющем, ту самую церковь в честь Святой Троицы, где находится святыня.

По свидетельствам очевидцев, когда Самару посетил святой Иоанн Кронштадтский, самарские люди посетовали: нет в епархии такой святыни, что имела бы всенародное почитание. Святой батюшка помолился в молчании и возгласил: «Будет такая святыня».
Collapse )

(no subject)

Виктория Науменко

***
Настал новый день
Он уйдёт без возврата.
Так люди приходят-
Уходят куда-то.

Кому не знакома
Такая картина:
Увидишь их лица,
А позже - их спины.

Уходят...И каждый
Уносит с собою
Кто - летнее солнце,
Кто - рокот прибоя.

(no subject)

http://magazines.russ.ru/znamia/2011/3/ar5.html

Юлия Архангельская

* * *

Но мы с тобой умрём, — и это расставанье
мне нечем заглушить, — но я тебя люблю.
в обителях пустых, скрывающих названье,
заранее брожу — и голос твой ловлю;
и знает только Бог, насколько смехотворна
прожорливая смерть, что я с руки кормлю:
она во всём права, она навек бесспорна,
и мы с тобой умрём, — но я тебя люблю.

Просьба о помощи

http://scarlete5.livejournal.com/

Здравствуйте!

Меня зовут Наталия. Двое детей-школьников. Живу в г.Томске (Россия). В 10 лет после перелома ноги появился отек, врачи диагностировали лимфостаз. В 1993 году в Новосибирске сделали на обеих ногах по восстановлению лимфотока. Отеки на обеих ногах почти исчезли. Я очень обрадовалась. В тот год съездила на грушинский фестиваль и даже выступала там. Но уже в мае 1994 года с высокой температурой меня доставили по скорой в больницу с диагнозом «рожа левого бедра». Нога покраснела, опухла и горела огнем. Пролечили антибиотиками, но вскоре на левой ноге снова появился отек, как будто и не было операции.

С тех пор уже в течение 16 лет рожистые воспаления периодически появляются на левой ноге. Антибиотики уже почти не помогают. В 2010 году рожа была трижды и на правой ноге. После каждого воспаления отеки становятся все больше и больше.
В 1999 году я с семьей переехала жить в Израиль. Там появилась другая проблема. Обнаружили фиброму под коленом. Её удалили, но через некоторое время она снова появилась на том же самом месте. Повторная биопсия показала, что опухоль переродилась в дерматофибросаркому. Меня прооперировали. Для того, чтобы не спровоцировать появления метастаз, вместе с опухолью удалили и лимфатический узел под коленом. Через месяц после операции отек на больной ноге стал очень быстро увеличиваться. Из-за отсутствия лимфатического узла лимфа скапливалась в голени и не могла подниматься наверх. Обследование лимфатической системы показало, что у меня на уровне левого коленного сустава полная блокировка лифмотока.

Мы вернулись в Томск. Здесь меня поставили на учет в онкологический диспансер и вообще запретили возвращаться в жаркий климат. В феврале 2009 года в Томск из Парижа приехала Карина Беккер, профессор из Европейского госпиталя клиники им.Ж.Помпиду. Она – автор уникальной методики по пересадке лимфатических узлов. На консультации она пообещала,что сможет мне помочь, пересадив здоровый лимфатический узел из-под мышки под колено. В то время операция стоила порядка 60 тысяч рублей (подобные операции в Париже стоят около 12 тысяч евро). Ни страховая компания, ни облздрав не стали оплачивать ее.
Осенью 2009 года в Томск должен быть приехать доктор из Японии Исао Кошима, который также владеет подобной методикой. Счет мне выписали уже на 126 тысяч рублей.

Зная, что нужно очень оперативно искать деньги, я написала заявку в благотворительную организацию через Интернет «Pomogi.ru». Но в ответ получила отказ, потому что эта организация помогает только детям. Тогда я написала в газету «Моя семья». После публикации было много писем и телефонных звонков. В основном, люди с сочувствием отнеслись к моей проблеме, хотя было и несколько злобных писем. От читателей газеты я получила около 15 тысяч рублей. Этого, конечно, было мало. Всем, кто оказал мне моральную и материальную поддержку, я выразила благодарность через газету.

Японский профессор приехал, прооперировал больных с деньгами, и уехал обратно. Одна читательница подсказала мне, что нужно обращаться к Президенту России Дмитрию Медведеву. Я написала ему на сайт. В ответ пришло письмо из Минздрава РФ о том, что мне могут дать квоту на лечение заграницей. Но прежде я должна пролечиться в профильном лечебном учреждении в нашей стране. И вот уже почти два года наш облздрав не дает этой возможности. Уже и квота министерства закончилась, и неизвестно, продлят ее или нет, а мои документы «гуляют» по всей стране и отовсюду я получаю лишь отказы в госпитализации.

Состояние мое всё ухудшается. Отеки становятся все больше и больше. Очень сложно стало ходить, стоять, а тем более зарабатывать на хлеб насущный. Пенсия моя по инвалидности составляет пять тысяч рублей в месяц. Дети растут, им нужна и обувь каждый год, и одежда. По специальности работать не могу ( я преподаватель французского и немецкого языков), в школу меня с такими ногами не берут, а заниматься репетиторством пробовала, но поняла, что с такими заработками я ни детей, ни себя не прокормлю.

Что меня ждет впереди? Видимо, полная неподвижность. А может и того хуже. Ведь за последние годы у меня обнаружили серьезные сопутствующие заболевания. Я все еще продолжаю надеяться на операцию по пересадке лимфатических узлов, которые делают в Париже. Но где взять деньги?

Я понимаю, что у всех людей свои проблемы, деньги никому не достаются даром. Но, как говорится, надежда умирает последней. Может быть, среди пользователей сети Интернет найдутся люди, которые смогут помочь. Я была бы им весьма и весьма благодарна.
Документы и фотографии прилагаю.

С надеждой и благодарностью, Наталия.