April 8th, 2011

100 лет Николаю Дьяконову

Дьяконов и Сталин

Сегодня участвовал в траурном митинге на городском кладбище, посвященном столетию со дня рождения Николая Дьконова. Это коми драматург, многие его должны знать по пьесе "Свадьба с приданым" и одноименному фильму.
Интересно выступил Гений Горчаков, который знал Дьяконова лично. Рассказал, как он вступился за честь и достоинство драматурга. Оказывается в конце 80-х годов поэт Виктор Кушманов, работавший тогда в газете "Красная знамя", написал статью, в которой утверждал, что сон героини "Свадьбы с приданым" о том, как она попадает "на приём" к Сталину, явлется допиской переводчика. Видимо, Виктор Кушманов делал это из добрых побуждений, чтобы "отмазать" имя коми классика от преклонения перед "отцом народов". Но Гения Горчакова это возмутило. Он рассказал, как Дьяконов читал им молодым актерам только что написанную пьесу. И в тексте сон присутствовал! Более того, он не поленился и посмотрел первую публикацию пьесы на коми языке. И там сон есть! Далее он сказал, что нет ничего хуже, чем объявленная ныне десталинизация общества. Это очередная охота на ведьм. Надо отметить, что Государственный театр драмы им. В. Савина вот уже в течение пяти лет показывает "Свадьбу с приданым" в варианте 1949 года, то есть со сном. А то его в 80-е годы "десталинизировали. Еще одна мысль Геннадия Горчакова: чем больше внимания десталинизации, тем вернее люди не забудут Сталина как одного из государственных деятелей России, тем нагляднее будет виден его масштаб по сравнению с нынешними политиками. Так сказал Горчаков.




Николай Дьяконов

(no subject)

Татьяна Канова

***

Устав, часы сочли ненужным тикать –
В оглохшем доме тихо, как в гробу.
Неспешный вечер, словно чья-то прихоть,
Неслышно пробирается в избу,
Лениво, сторонясь застывших окон,
Ложится в уголочек у печи.
Какими одиночествами соткан
Его покров? Не вызнать!
Помолчим
Вдвоём, пока ни шороха, ни света.
Озябший вечер дышит мне в лицо.
Лишь я да он.
Мне б пожалеть об этом
Да, хлопнув дверью, выйти на крыльцо,
Да закричать, завыть с тоской на пару,
Всё выплакав, по-бабьи – в три ручья,
Пойти на праздник в клуб да выдать жару!
Как кстати будет то, что я – ничья.
Что мне с того, что глупых пересудов
Деревне хватит зиму скоротать?!
Мне всё равно!
А всё-таки не буду
Ни утешать себя, ни потешать
Народ своей вечернею печалью.
Я сумерки свои перетерплю.
Как только ночь мой дом накроет шалью,
Пущу часы и печку затоплю.