May 7th, 2011

ЛИТО

Надежда Жеребцова

***

- По мне, так твое настоящее имя – это то, как ты себя ощущаешь…
- И чего, иногда ощущаешь себя как дерьмо под ногами, но это же не значит, что твое имя – Дерьмо Под Ногами.
- Дерьмо под ногами – это Большой Барьерный Риф, по которому мы сейчас идем и который когда-то раньше, подозреваю, был тротуаром...

ЛИТО

Лиля Терегулова

***

Как сохранить молодость? Как оставаться всегда юной и подтянутой? – эти вопросы задает себе и миру ежедневно каждая женщина.
Особенно остро этот вопрос начинает вставать после 30. После 6.30... В 7.30, в 8.30, в 23.30, 00.30 и далее...

ЛИТО

Сергей Тиняков

***
Я буду снова у доски,
Писать повнятней свои муки.
И умирая от тоски,
Терпеть винды икспишной глюки


ЛИТО

Георгий Зюзев

***
По кустистым улочкам-строчкам,
по кусочкам костистым точкам...


ЛИТО

Екатерина Тушкова

***
"Персей, скажи, мы повторимся? Оба?"
И ты молчишь, читая тишину...




Фото Андрея Фетисова

ЛИТО

Софья Авдеева

***

Она сидела в своей комнате за компьютером, читала очередную книгу про «вампирскую» любовь...

ЛИТО

Анатолий Шаламов

***
Волки бежали по воздуху, как по земле, направляясь прямо к луне...


Поэзия

http://ru-poezia.livejournal.com/41655.html?mode=reply

"ПОД НЕБОМ, ВЫПИТЫМ ДО ДНА" (Борис Рыжий).
Алексей Пурин.
Текст опубликован: "Звезда", 2001, N1

Он не дожил трех месяцев до своего двадцатисемилетия. Утром 7 мая 2001 года Борис Рыжий покончил с собой, затянув петлю, привязанную к дверной ручке его екатеринбургской комнаты.

Ничто, кажется, кроме стихов, не предвещало близкой трагедии. Но стихи - материя тонкая и двусмысленная, а в жизни (должно быть, мы знали его не слишком близко) Борис умел выглядеть предельно уравновешенным в самых пиковых ситуациях - страшно подумать, чего это ему стоило. Дня за два до смерти он звонил в Петербург и живо обсуждал планы приезда на церемонию присуждения "Северной Пальмиры" - его первая книга вошла в шорт-лист этой литературной премии. Домашние вспоминают, что в последний вечер своей жизни Борис был трезв, жизнерадостен и умиротворен.

Его любили, им восхищались. Он добился самого вожделенного для стихотворца - внимания тех, чьи стихи были ему дороги, а мнения важны. Он был на гребне успеха. После дебютов в екатеринбургской печати и питерской "Звезде" (в 1997-м) появились большие публикации в "Urbi", "Знамени", "Арионе"... В престижной поэтической серии "Автограф" вышел его сборник (И всё такое...: Стихотворения. СПб.: Пушкинский фонд, 2000). О нем заговорили журнальные критики. Жюри "Антибукера" отметило его поощрительным призом. В июне 2000 года - немалая для русского поэта удача - его принимали в Роттердаме, на ежегодном поэтическом фестивале, освященном именем Бродского.

Но за всем этим внешним, анкетным благополучием и преуспеянием роился тот психомахический "страшный мир" - мир душевных междуусобиц и смертельных разладов, который Борис Рыжий с такой настойчивостью воссоздавал и пересоздавал в стихах:

...Спецухи, тюрьмы, общежития,
хрущевки красные, бараки,
сплошные случаи, события,
убийства, хулиганства, драки.

Пройдут по ребрам арматурою
и, выйдя из реанимаций,
до самой смерти ходят хмурые
и водку пьют в тени акаций...
Collapse )

(no subject)

http://dubovskiy.livejournal.com/14051.html?mode=reply

Не блодинка!


Письмо из 15 слов, дивный текст мне прислала намедни одна моя бывшая ученица, которую я давным-давно учил русскому языку и литературе и доучил до золотой медали. Я записал её письмо в столбик и попросил разрешения напечатать. Разрешила.
Рано утром
или когда я плачу,
у меня глаза изумрудные.
Это так красиво!
Сижу, любуюсь...
:))) Сейчас она мать семейства, врач, зав. отделением. Не блондинка!