November 25th, 2011

(no subject)

Андрей ФУРСОВ, кандидат исторических наук, Директор Центра русских исследований Московского Гуманитарного Университета, академик Международной академии наук (Мюнхен, Германия), член Союза писателей России

«Реформа» образования в России сквозь социальную и геополитическую призму

Сфера образования в последние годы стала полем самого настоящего сражения между сторонниками его реформирования и их противниками. Противники - профессионалы, родители, общественность; сторонники - главным образом чиновники и обслуживающие их интересы «исследовательские структуры» - продавливают «реформу» несмотря на широкие протесты. Пишу слово «реформа» в кавычках, поскольку реформа - это нечто созидательное. То, что делают с образованием в РФ - это разрушение, сознательное или по глупости, некомпетентности и непрофессионализму, но разрушение. Отсюда - кавычки.

Последствия под следствием

Если говорить о последствиях «реформы», то первое - это значительное падение уровня образования и подготовки учащихся в средней и высшей школе как результат введения ЕГЭ и БС. Как человек, почти 40лет преподающий в высшей школе, свидетельствую: егэизированные студенты - это демонстрация культурно-образовательной варваризации и информационной бедности. Если в последние 25-30 лет культурнообразовательный уровень выпускников школ снижался постепенно, то несколько егэшных лет не просто резко, а катастрофически ускорили этот процесс. Лучшее, чем ЕГЭ, средства перспективной дебилизациии культурно-психологической примитивизации подрастающего поколения придумать трудно.

У снижения уровня интеллекта и эрудиции как результата реформы есть ещё два аспекта, крайне губительные для развития умственно-образовательного потенциала. Речь идёт о дерационализации мысли и сознания и о деформации исторической памяти.

Уменьшение числа учебных часов по таким предметам как математика и физика, фактическое изгнание из школьной программы астрономии - всё это не просто сужает и обедняет картину мира учащегося, но непосредственно ведёт к дерационализации сознания. Сегодня широко распространяется вера в иррациональное, магическое, в волшебство; пышным цветом расцветают астрология, мистика, оккультизм и прочие мракобесные формы, кино (далеко ходить не надо - сага о Гарри Поттере) рекламирует нам возможности магии, чудес. В таких условиях уменьшение часов по естественно-научным дисциплинам работает на триумфальное шествие мракобесия, на то, чтобы астрология в сознании заняла место астрономии, дезориентируя людей и облегчая манипуляцию: человеку, верящему в чудеса, легко в парить любую пропаганду, не имеющую рациональной аргументации. Создаётся впечатление, что все эти манипуляции со школьной программой, помимо прочего, должны подготовить людей к принятию нового типа власти - магической, основанной на претензии на волшебство, на чудо, в реальности оборачивающееся чем-то похожим на пляски на сцене в голом виде героев «Приключений Гекельберри Финна». Но это палка о двух концах.

Не меньший ущерб несёт тот факт, что курсы по истории по сути либо устранены из программ всех факультетов, кроме исторических, либо существенно сжаты. Следствие - утрата исторического в и дения, исторической памяти. Результат - студенты не могут назвать даты начала и окончания Великой Отечественной войны, полёта Гагарина в космос, Бородинского сражения. В этом году я впервые столкнулся со студентом, который никогда не слышал о Бородинском сражении; «бородинский» у него ассоциируется только с хлебом. Ясно, что ухудшение (мягко говоря) исторической памяти, особенно в том, что касается русской истории, не способствует формированию патриотизма и гражданственности; деисторизация сознания оборачивается денационализацией.

Там, где заканчивает свою деятельность ЕГЭ, эстафету подхватывает БС. Я неоднократно негативно высказывался по поводу БС (см. Интернет), поэтому не буду повторяться, отмечу главное. Введение четырёхлетнего бакалавриата вместо пяти лет нормального обучения превращает высшую школу в нечто весьма напоминающее ПТУ, приземляет её, и если для институтов эта практика очень плоха, то для университетов - катастрофична, университет уничтожается как общественное и цивилизационное явление. В плане образовательном БС с её «модульно-компетентностным подходом» по сути уничтожает кафедру как базовую единицу организации вуза/университета; «компетенции» - плохо связанные между собой прикладные информкомплексы или «умелости» - подменяют реальное знание. Объективно БС делит вузы вообще и университеты в частности на привилегированное меньшинство с собственными дипломами, программами и правилами и непривилегированное большинство; образовательные стандарты при этом снижаются в обеих «зонах», но во второй - в значительно большей степени. Привилегированность и престижность оборачиваются более высокой платой за обучение, что ещё более увеличивает социальные различия и разрыв в сфере образования.
Collapse )

(no subject)

Надежда Павлова

* * *
Карыс, быттьöытвадырся ю,
Гыалŏ со, югзьö, войсяпемыдас.
Мыйсöсöмынвизулысоз ну,
Гашкö, збыльнин, весьтастувсовенэжас?

Öкмыссудтакерка со нинтшöтш,
Еджыдпарекодмозкывтö, йöзтыра.
Пöнар – бакен ликтöолöмкöдж,
Кисьтöюгöрöтарпомас, мöдарас.

Кытчаньнуан, визувкад, мудз лов?
Гортŏдзкылŏдан-ŏ, кодаркежŏдан?
Пŏдтанолŏмгыад? Шуан: «Ов?»
Мовкнитан-ŏ мылькбокŏ, мед вежŏда?

***
Мой город, как река, что не спеша
В ночных просторах волны света катит.
Куда плывём по городу, душа?
Куда же направляется наш катер?

Многоэтажный дом, как пароход,
Плывет навстречу сквозь густые мраки,
Указывает жизни поворот
Ему фонарь серьезный, словно бакен.

А мы, душа, куда мы держим путь?!
Какие ищем чувства и потери?
Пора нам повернуть иль утонуть?
Или найти родной высокий берег.

(no subject)

http://eg.ru/daily/politics/28856/

Никакого восстания против Каддафи не было

В Париже вышла книга торговца оружием и активного борца за права гомосексуалистов Бернара ЛЕВИ «Нелюбимая война». Автор спешит в ней увековечить свою роль в развязывании кровавой бойни в Ливии. На войне он заработал около $100 миллионов, еще пару надеется получить за книгу.

Бернар Леви чистосердечно повествует, как в 2010 году отыскал в Бенгази несколько темных личностей, предложил им назваться Переходным национальным советом и тут же позвонил Николя Саркози с просьбой принять братву в Елисейском дворце в Париже. «Борцам за свободу» срочно нужны были оружие и реклама.
11 марта 2011 года его воспитанников приняли в Елисейском дворце и обозвали «легитимными представителями ливийского народа», а уже 19 марта французские бомбардировщики отбомбились по ливийским аэродромам и системам ПВО.
Через месяц Леви еще раз привез в Елисейский дворец главарей «мятежников», вручивших Саркози составленный ими под диктовку Леви список необходимого вооружения: сто бронированных внедорожников, пулеметы и автоматы Калашникова, системы связи, ракеты Milan.
Следом за бандюганами из Бенгази Леви привез в Париж отморозков из Мисраты, пообещавших Саркози взять штурмом Триполи. Они действительно смело вошли в Триполи за спиной иностранного спецназа, где вырезали и изнасиловали тысячи мирных жителей. А в это время весь мир по множеству телеканалов смотрел триумфальное появление «повстанцев» в Триполи, которое сняли в Катаре. Леви стыдливо умолчал, что президент Франции вовсе не одаривал бандитов оружием, а всякий раз срезал новые миллионы с замороженных во Франции банковских счетов ливийского госувдарства.
Поучиться бы этому нашим госкорпорациям,способным получать за истребители и ракеты только пальмовое масло. Которое потом насильственно скармливается беззащитным россиянам, в массе своем и неведающим, что за пределами нашей государственной границы эта гадость используется только для производства мыла.