February 19th, 2012

(no subject)

***
Всё сгорит. А, может, всё утонет.
Звук трубы. Армагеддон. Конец.
Не поможет, что ты вор в законе.
Или даже властелин колец.

В гуле нераскаянного мата
На козлов поделят и овец.
И какой теперь ты маршал НАТО?!
Или даже властелин колец.

И на неспокойные народы
Поглядит с сочувствием Отец –
Где твоя любовь, венец природы?
Что ж ты только властелин колец?!

(no subject)

***

И твоя, наверное, душа
По небу кружила в полудреме,
Чтобы стать тревогой малыша,
Голосом земным в родильном доме.

Помнишь: утро, солнечный восход,
Распорядок медицинских буден?
Завершался медленный полет…
И другого выбора не будет.

Так душа из неба вышла вон,
Выпала из горнего простора.
Было ли?
Быть может, только сон.
Снова и тебя тревожит он –
Тоже невозможностью повтора?

(no subject)

***
Ангел-хранитель и демон двурогий
Не покидают,
Ведут, как патруль,
По незнакомой последней дороге –
В вечный декабрь или в вечный июль?

Там за чертой, за звездой неизвестной –
Суд, но не судьбы,
И смерти там нет.
Смерть оказалась печалью телесной…
Вечная тьма или вечный рассвет?

Вечный вопрос задан с вечным размахом –
Что же, душа, отвечаешь тоской
И тяжелеешь от смертного страха?
Вечная скорбь или вечный покой?

(no subject)

Ольга Седакова

ГРЕХ

Можно обмануть высокое небо –
высокое небо всего не увидит.
Можно обмануть глубокую землю –
глубокая земля спит и не слышит.
Ясновидцев, гадателей и гадалок –
а себя самого не обманешь.

Ох, не любят грешного человека
зеркала, и стёкла, и вода лесная:
там чужая кровь то бежит, как ветер,
то свернется, как змея больная:

– Завтра мы встанем пораньше
и пойдем к знаменитой гадалке,
дадим ей за работу денег,
чтобы она сказала,
что ничего не видит.

(no subject)

***

Станиславу Новикову

Выбросили мытаря из бара,
Принялись смертельно избивать.
Фарисей увидел: «Божья кара.
Надо о душе не забывать».

Фарисей подумал: «Совершилось,
Перешли грехи его предел.
Это торжествует справедливость.
Как же долго Бог его терпел!»

Мытарь застонал: «Помилуй, Боже…»
И еще чего-то про судьбу.
И вступился за него прохожий,
В руки взяв железную трубу.

Фарисей был верен строгой мысли,
А прохожий дрался до крови –
Забрала полиция:
Превысил
Меру обороны и любви.