April 7th, 2012

(no subject)

Александр Кердан

ЕКАТЕРИНБУРГ

..............
Вечным пятном, что не смыть никогда -
Как ни старайся отмыться! -
К ратушной башне прибита звезда
Города-цареубийцы.

Званье, подобное имя рек,
Как пресловутый иуда...
Помнится будет такое вовек.
Да, и...что Ельцин - отсюда.

(no subject)

Юрий Перминов

1991 - 2006

Антисоветскую литературу
в букинистический нервно сдаёт
некто потрёпанный.
После «микстуру»
купит,
соседа возьмёт в оборот,
дескать, займи – не хватило чекушки
на опохмел одинокой души,
дескать, «отец мой сидел за частушки,
жизнь прогорбатился твой – за гроши,
значит, должны мы друг другу...»
И фиги
спрячет в карманы последних порток.

...Проданы антисоветские книги,
каждая – водки палёной глоток.

(no subject)

Олег Демченко

* * *
Светлой памяти моего деда
Ивана Борисовича Чернозубова

Родился я в селе Самашки,
Когда была тепла земля.
Шмели шумели сквозь ромашки,
Как будто пули Шамиля.

Вершинами интеллигентно
Белел соседний Дагестан,
И речка Сунжа, как легенда,
текла в таинственный туман.

И тем таинственным туманом
Я душу всю заполонил:
Был дед казачьим атаманом,
Героем гор мой прадед был.

Я б не склонялся к этим темам,
Но всё ж меня над тем селом,
Наверно, лермонтовский Демон
Коснулся на лету крылом.

Год пятьдесят седьмой... Чечены
Вернулись - началась резня.
“Аллах Акбар! “ - кривые тени
От них бросались на меня.

Жить стало там невыносимо.
Мы уезжали навсегда,
Я только помню, мчались мимо
Поля, селенья, города.

Мне было года три-четыре.
Объятья нам раскрыла Русь.
Но с той поры я, словно Мцыри,
Домой к себе куда-то рвусь.

И все ищу какой-то бури,
Какой-то доли неземной
в краю, где скачет в чёрной бурке
меж гор громадных прадед мой.

(no subject)

Сергей Чекмарев

***
Мне часто враги твердили,
Да и приятели тоже:
"В этом хитро устроенном мире
Ты глуп, дорогой Сережа.
Ты будешь всегда всех ниже,
Да и умрешь без славы".
Увы мне! Теперь я вижу,
Что все они были правы.
Ах, был бы умен я, не стал бы
С тоскою бродить по аллее!
Ах, был бы умен я, не стал бы
Так глупо вести себя с нею!
Не стал бы с бунтующей кровью
Часами сидеть в отчаянье!
Следить за светлою бровью,
Ловить головы качанье,
Я знаю: все это напрасно,
Но что же мне делать с собою?
И с платьем вот этим красным,
И с лентой вот той, голубою?..