May 26th, 2012

(no subject)

Николай Тряпкин

***
Я искал твой след неповторимый
Да по тем залесьям и краям, –
За рекой Печорой, за Витимом
И по всем онежским пристаням.

Да у той у камской переправы,
Да у тех у Кольских берегов…
По каким ты шла цветам и травам?
У каких ты грелась очагов?

И сновали слухи надо мною,
Пролетали с вестью облака.
И стоял я вровень с той волною,
Что просилась в песню на века.

Только плыл твой голос журавлиный
И, как дым, спускался у воды.
Только дым осеннего овина
Заметал былинные следы.

Только дым от песни многословной,
Да и жизнь растаяла как дым…
Да куда ж ты скрылась, Ярославна,
Перед родом-племенем моим?

И пускай всё так же надо мною
Пролетают годы и века.
Под какой искать тебя стеною?
У какого камня-соловка?

И грохочут волны с переправы,
И кричу вот с тех же берегов:
По каким ты шла цветам и травам?
У каких ты падала снегов?

(no subject)

Юрий Кузнецов

***

Я в жизни только раз сказал: Люблю,
Сломив гордыню тёмную свою.
Молчи, молчи… я повторяю снова
Тебе одной неведомое слово:
Люблю, люблю!.. Моя душа так рада
На этом свете снова видеть свет,
Ей так легко, ей ничего не надо,
Ей всё равно – ты любишь или нет

Повтор

Товарищ Колбаса

Помню, во времена Брежнева советский народ был демобилизован на выполнение Продовольственной программы, поэтому купить в магазинах что-то путное из еды становилось все сложнее и сложнее. Помню также, что как сын своего народа я не бросил Родину в опасности, не бежал за границу, как советовали мне малодушные родственники, не роптал – и покупал водку у таксистов, а закуску – из-под прилавка.
Страна производила мяса на душу населения больше, чем в наше затоваренное время. Понятно, что за границей тогда меньше закупали, поэтому всем и не хватало. Да и в колбасу вот мясо клали – тоже незадача.
Однако столица нашей Родины снабжалась значительно лучше, чем провинциальные города, и туда снаряжались целые экспедиции для выполнения семейной продовольственной программы.
Collapse )