June 16th, 2012

(no subject)

Сегодня у Димы день рождение. Упокой, Господи, душу раба Твоего Дмитрия...

* * *

Дима, у нас наступает весна,
Время светлеет от теплой погоды.
Птицы поют. А в душе тишина.
Скорбь приумолкла, хотя не проходит.

Там, где Господь поселил тебя в рай,
Что открываешь в небесной минуте?
Пьешь с бергамотом заваренный чай,
Сутками не выключаешь компьютер?

Дали весенние вижу во сне,
Чувствую свежесть весеннего сада.
Солнце разбудит, и, кажется мне —
Все, как и прежде. Ты жив. Где-то рядом.

И не скрывают тебя облака.
Ты на работе — пришлось задержаться.
Надо мне только дождаться звонка.
Ты позвонишь. Надо только дождаться.

(no subject)

***
Верую, Боже, что слышишь молитву мою,
Что же в ответ молчишь – не пойму причины.
Разве я камень прошу?! Разве прошу змею?!
Господи, я прошу, воскреси мне сына.

Ищущий, Господи, верую, что обрящет
Свет покаяния, истину и покой.
Вот пред Тобою я, верящий и просящий,
Дверь Твоей милости, снова молю, открой.

Как над сыном мертвым рыдала мать и вдова,
Помнишь? – сжалился Ты над её слезами.
Почему Ты молчишь? Какие нужны слова?
Разве змею прошу?! Или прошу камень?!

(no subject)

***
Ищешь чувственною дрожью,
Смотришь в мысленный чертеж –
Постигаешь правду Божью…
Только как ее поймешь?!

Что ни скажешь, будет ложью,
Промолчишь – и тоже ложь.
Постигаешь правду Божью…
Только как ее поймешь?!

Только Господу известно,
Почему удел такой –
Сын живет в стране небесной,
Я живу в стране земной.

Так легко смутить поэта,
Плачу я в земном краю,
Как понять мне благо это,
Правду Божью, скорбь мою.

Смерти нет

Смерти - нет..


Сенсационные откровения физика Владимира Ефремова, чудом вернувшегося с того света

Ведущий конструктор ОКБ «Импульс» Владимир Ефремов умер внезапно. Зашелся в кашле, опустился на диван и затих. Родственники поначалу не поняли, что случилось ужасное.
Подумали, что присел отдохнуть. Наталья первой вышла из оцепенения. Тронула брата за плечо:

- Володя, что с тобой?

Ефремов бессильно завалился на бок. Наталья попыталась нащупать пульс. Сердце не билось! Она стала делать искусственное дыхание, но брат не дышал.

Наталья, сама медик, знала, что шансы на спасение уменьшаются с каждой минутой. Пыталась «завести» сердце, массируя грудь. Заканчивалась восьмая минута, когда ее ладони ощутили слабый ответный толчок. Сердце включилось. Владимир Григорьевич задышал сам.

- Живой! – обняла его сестра. – Мы думали, что ты умер. Что уже все, конец!

- Конца нет, – прошептал Владимир Григорьевич. – Там тоже жизнь. Но другая. Лучше…
Collapse )

(no subject)

Попытка перевода

Райнер Мария Рильке

Из "Сонетов к Орфею"

IV.

O ihr Zärtlichen, tretet zuweilen
in den Atem, der euch nicht meint,
laßt ihn an eueren Wangen sich teilen,
hinter euch zittert er, wieder vereint.

O ihr Seligen, o ihr Heilen,
die ihr der Anfang der Herzen scheint.
Bogen der Pfeile und Ziele von Pfeilen,
ewiger glänzt euer Lächeln verweint.

Fürchtet euch nicht zu leiden, die Schwere,
gebt sie zurück an der Erde Gewicht;
schwer sind die Berge, schwer sind die Meere.

Selbst die als Kinder ihr pflanztet, die Bäume,
wurden zu schwer längst; ihr trüget sie nicht.
Aber die Lüfte... aber die Räume..

***
О нежные, входите без сомнений
В дыхание печали неземной,
Оно разделится – и щеки лишь заденет,
Соединившись снова за спиной.

Блаженные, сердечных вдохновений
Познавшие счастливый непокой –
Лук для стрелы и для стрелы мишени,
Сквозь слезы свет улыбки – свет благой.

Страдания не бойтесь. Сердца тяжесть
Верните тяготениям земли.
Как тяжелы моря и горы! Даже

Посаженные в детстве дерева
Не унести вам – стали тяжелы.
Но неба легкость...Неба синева…