October 27th, 2012

(no subject)

***
Только выпал первый снег, как во дворе раздались звуки ударов по коврам. Такое чувство, что мои соседи всё лето ждали, чтобы наконец-то приступить к своему любимому занятию - выхлопыванию ковров. Теперь эти звуки снова будут для меня постоянной мелодией в течение всей зимы. Жизнь продолжается!

Ковер на снегу 1

Ирина Перунова. КОРОБОК

Оригинал взят у iperunova в КОРОБОК





***

      

Зачем я вижу всех детьми:

и деда, ветхого деньми,

теть-богомолок – Вер и  Надь,

и плохишей-героев  дядь,

и  в серединке    мамой

любуюсь, детской самой.

 

Они вдали. А вот и я:

над жаркой чашкою дитя

склоняется – и в чайной гуще

глаз отражается хитрющий,

весь ликование и весть:

Ах, люди детские, я – есть!

 

Жизнь пахнет яблоками встреч,

и больше жизни наша речь –

неоспоримое  ура

и тем, кто был еще вчера,

и тем, кто будет вскоре:

я есть – и все мы в сборе.

 

Никто никем не отменен,

есть наше время у имен.

Моя прекрасная родня,

давно минувшая в меня,

на свет глядит моим зрачком

и ловит бабочек сачком.

 

 

 


Вот такая любовь бывает...

Николай Рубцов

Ответ на письмо

Что я тебе отвечу на обман?
Что наши встречи давние у стога?
Когда сбежала ты в Азербайджан,
Не говорил я: «Скатертью дорога!»

Да, я любил. Ну что же? Ну и пусть.
Пора в покое прошлое оставить.
Давно уже я чувствую не грусть
И не желанье что-нибудь поправить.

Слова любви не станем повторять
И назначать свидания не станем.
Но если все же встретимся опять,
То сообща кого-нибудь обманем...

пока пишу свою третью книгу...

Оригинал взят у p_bastrakov в пока пишу свою третью книгу...
представьте: день, за окном - представьте..., а мы с женой рубим капусту...
повторяюсь, потому что не представили...




Осенняя музыка домика нашего:

Камлание тяпки – соленье и квашенье.

И нет в эту пору важней инструмента.

И – что президент нам, что – мы президенту!

Пускай отбывает хоть тысячный срок…

Соление – впрок, и терпение – впрок...

Моральный мазохизм оппозиции

Евгений Вологин

О ловцах душ человеческих и соблазнах юности.


Полтораста лет назад русские мальчики, возвращая билет Богу, уходили в революцию, в романтичный революционный террор. Это был их выбор в мучительном поиске справедливости. Когда же этот выбор совершался, то практически всегда обнаруживалась его характерная особенность – экзальтированный нигилизм. Или изначальный нигилизм как некий порок сознания предопределял такой выбор. В данном случае это не столь важно, мы просто констатируем факт наличия нигилизма в мировоззрении тех, кто выбирал политическое отщепенство и шёл в революцию, то есть, против своей страны.

Но есть и ещё одна психологическая особенность совершения подобного выбора (а это почти всегда есть ещё и выбор жизненного пути) – моральный мазохизм, тяга к экстремальности в кажущейся тусклой и уныло неподвижной повседневности, вкус к хождению по кромке дозволенного, рискованная игра с опасностью остракизма (впрочем, последнее не всегда осознаётся, по крайней мере, поначалу). Всё это может прикрываться высокопарными лозунгами, которые, как правило, не выдерживают даже слабой критики и быстро рассыпаются при более-менее тщательном их рассмотрении по существу.
Collapse )