February 6th, 2013

Золотой В

Боязнь рая

http://pravoslavie.ru/put/59284.htm

Игумен Нектарий (Морозов)

Подходит ко мне на днях на исповеди молодая девушка (я знаю ее уже лет 10, с тех пор как она пришла в храм с мамой смешной и трогательной первоклашкой) и говорит:

– Я на самом деле не исповедоваться хотела. Просто сказать... Вы знаете, я часто думаю о будущей жизни и очень ее боюсь...



Я уже готов ответить ей на это, что каждый православный человек, искренне верующий в Господа, трудящийся над собой, кающийся в своих грехах, причащающийся Святых Христовых Таин, не должен бояться смерти. Нет, страх Божий он обязательно должен иметь, но панически, до дрожи бояться за вечную свою участь ему нельзя. Потому как необходимо уповать на милосердие Божие, на все превосходящую Христову любовь...

Все это моментально проносится в моей голове, и немудрено: ведь и самому приходится думать о том же, и очень часто. Впрочем, как выясняется, не о том же.

– Я очень боюсь рая! – взволнованно выпаливает, нарушая ход моих мыслей, девушка.– Я не могу понять, что же я там буду делать!

Да, это не совсем то, что я ожидал услышать... Необычный страх. Непонятный совсем, на первый взгляд, даже иррациональный какой-то.

Но нет, оказывается, что все и понятно, и рационально, причем, в высшей степени.

– Я знаю, что там, в раю, всем должно быть хорошо,– объясняет, чуть успокаиваясь, моя собеседница,– но честно, в голове не укладывается: чем я там буду целую вечность заниматься? Вдруг мне будет скучно?
Collapse )
Золотой В

(no subject)



Сколько же вредна слава человеческая! Хоть бы и точно человек имел что-либо достойное похвалы, но когда услаждается шумом слов оных, то уже лишается будущей славы, по учению святых отцев.

Прп.Макарий Оптинский
Золотой В

Блаженная Ксения



..Сын служил в Чечне. Небольшая часть на краю леса, недалеко от Грозного. Война на радости скупа. А тут радость - приехала к сыну мать. Командир части отпустил солдата в увольнение, повидаться, поговорить, побродить по лесу. И они говорили, и бродили, и ушли далеко от части. А когда вернулись - части не было. Ее уничтожили чеченцы, зверски расправившись с солдатами. Если бы не та прогулка... Мать уехала, сына перевели в другую часть дослуживать. И вот, наконец, вернулся сыночек. Радость матери, долгие разговоры за столом.
- Да, мама, если бы ты тогда не приехала, не сидеть бы нам сейчас вместе.
- Когда? - недоуменно спросила мать.
- Да тогда, в часть ко мне, когда наших уничтожили.
- Что ты, сынок, - мать со страхом смотрела на него, - не была я у тебя, не приезжала.
Да, не приезжала. И не гуляла с сыном по лесу, и не обнимала его на прощание. Этой истории поверить можно, ее рассказала священнику сама мать, пережившая это чудо. Не была в Чечне, но молилась. Непрестанно молилась Ксении Петербургской, которая по материнским слезным молитвам отвела сына от страшной беды. Сама явилась в образе матери, сама спасла от верной смерти.

http://kids60.ru/index.php?showtopic=2174

Золотой В

Епископ Василий Кинешемский. Желание растущей и развивающейся любви

***
Любовь к Богу требует внутреннего одиночества, внутреннего отчуждения от людей, от мира. «Хочу быть только с Богом! И никто более мне не нужен!» – таково желание растущей и развивающейся любви. На известных ступенях она становится ревнивой и исключительной.

Collapse )
Золотой В

(no subject)

Белла Ахмадулина

ПЯТНАДЦАТЬ МАЛЬЧИКОВ

Пятнадцать мальчиков, а может быть и больше,
а может быть, и меньше, чем пятнадцать,
испуганными голосами
мне говорили:
"Пойдем в кино или в музей изобразительных искусств".
Я отвечала им примерно вот что:
"Мне некогда".
Пятнадцать мальчиков дарили мне подснежники.
Пятнадцать мальчиков надломленными голосами
мне говорили:
"Я никогда тебя не разлюблю".
Я отвечала им примерно вот что:
"Посмотрим".

Пятнадцать мальчиков теперь живут спокойно.
Они исполнили тяжелую повинность
подснежников, отчаянья и писем.
Их любят девушки -
иные красивее, чем я,
иные некрасивее.
Пятнадцать мальчиков преувеличенно свободно, а подчас злорадно
приветствуют меня при встрече,
приветствуют во мне при встрече
свое освобождение, нормальный сон и пищу...
Напрасно ты идешь, последний мальчик.
Поставлю я твои подснежники в стакан,
и коренастые их стебли обрастут
серебряными пузырьками...
Но, видишь ли, и ты меня разлюбишь,
и, победив себя, ты будешь говорить со мной надменно,
как будто победил меня,
а я пойду по улице, по улице...