April 26th, 2013

Золотой В

Ирина Перунова

Оригинал взят у iperunova в post






ОТТЕПЕЛЬ


Они схлестнулись с ветром этим  

и вот, оттаяли едва.  

Не ветки, нет – пруты и плети,

что не сгодились на дрова.

Как интернатские подростки,

стоят в снегу у края рва:

листвы бесцветные обноски –

гуляй, рванина, однова!

Кропил бы дождик из пипетки

зеленку в лиственные рты,

была бы роща…

– Малолетки, о чем грустим?

– Иди-ка ты…

С них не потребуют озона –

все проще, Господи, прости:

не зона плачет, так промзона,

охоты нет – сюда расти.

И не охота быть как дети.

И не понять, чем жизнь жива.

Но, Боже мой, пруты и плети

еще стоят за дерева.

Тебе посильно приодеть их

у всех заборов и канав

пушистым всполохом соцветий,

Христе мой,

смертью смерть поправ!

Еще схлестнутся с ветром этим,  

кому – под ковш, кому – под пресс,

они поймут Тебя, ответь им

Ты сам: « Воистину воскрес!»


Золотой В

Возможно, перебор

Борис Рыжий

***

Когда в подъездах закрывают двери
и светофоры смотрят в небеса,
я перед сном гуляю в этом сквере,
с завидной регулярностью, по мере
возможности, по полтора часа.

Семь лет подряд хожу в одном и том же
пальто, почти не ведая стыда, —
не просто подвернувшийся прохожий
писатель, не прозаик, а хороший
поэт, и это важно, господа.

В одних и тех же брюках и ботинках,
один и тот же выдыхая дым.
Как портаки на западных пластинках,
я изучил все корни на тропинках.
Сквер будет назван именем моим.

Пускай тогда, когда затылком стукну
по днищу гроба, в подземелье рухну,
заплаканные свердловчане пусть
нарядят механическую куклу
в мое шмотье, придав движеньям грусть.

И пусть себе по скверу шкандыбает,
пусть курит «Приму» или «Беломор».
Но раз в полгода куклу убирают,
и с Лузиным Серегой запивает
толковый опустившийся актер.

Такие удивительные мысли
ко мне приходят с некоторых пор.
А право, было б шороху в отчизне,
когда б подобны почести — при жизни…
Хотя, возможно, это перебор.
Золотой В

(no subject)

ПЕРЕД УЖИНОМ


                                       Се, стою у двери и стучу: если кто
                                    услышит голос Мой и отворит дверь,
                                    войду к нему, и буду вечерять с ним,
                                    и он со Мною.

                                                Откр. 3, 20


Мы вцепились в судьбу, как репей,
И друг другу не верим, как звери…

Он стоит у закрытых дверей,
Он стучит в затворенные двери.

Мы слова превращаем в свинец,
Чтобы лить их в неверные уши…

Он стоит у закрытых сердец,
Он стучит в затворенные души.

Мы затеплим о мире свечу,
Но войну и измену заметим.

«Се, у двери стою и стучу»…
Открывайте же, бисовы дети!