June 10th, 2013

(no subject)

Георгий Иванов

***

Теперь, когда я сгнил и черви обглодали
До блеска остов мой и удалились прочь,
Со мной случилось то, чего не ожидали
Ни те, кто мне вредил, ни кто хотел помочь.

Любезные друзья, не стоил я презренья,
Прелестный враги, помочь вы не могли.
Мне исковеркал жизнь талант двойного зренья,
Но даже черви им, увы, пренебрегли.

Милости хочу, а не жертвы

***
Вспомнилось мне стихотворение Владимира Цивунина "Имена". Мог бы автора не называть - фигура умолчания, но некоторые читали его. Мне это стихотворение всегда нравилось, а вчера я случайно наткнулся на него и зацепился за одну строчку. Но сначала напомню:

Владимир Цивунин

ИМЕНА

Имена всех живущих и грешных,
Но познавших пред Господом страх,
Из сует и потёмков кромешных
Да услышатся на небесах.

Да не будут отвержены строго
Те, чья жизнь не по воле темна,
Да отыщется к небу дорога,
Да услышатся их имена.

А зацепила меня строчка "Те, чья жизнь не по воле темна". Понятно, что хотел сказать автор - "милости хочу, а не жертвы". Или у апостола Павла: "Ибо не по­нимаю, что делаю: по­тому что не то делаю, что хочу, а что не­на­вижу, то делаю" (Рим.7,15). И, конечно, сложные жизненные обстоятельства иных людей надо обязательно учитывать. Но я вот представил. Приходит человек на исповедь и говорит: "Каюсь, но жизнь моя не по моей воле темна". Получается оправдание, а не покаяние. Бывает на исповеди ловишь себя на том, что я кажется оправдываюсь, а не каюсь. Прости, Господи...