a_g_popov (a_g_popov) wrote,
a_g_popov
a_g_popov

Любовь и деньги прораба Бугрова

Эта история произошла на областном телевидении. Еще в славное советское время. Один из местных литераторов Конокрадов написал пьесу. Беспомощную драматургию ее дополняли природное косноязычие и убогое мышление автора. Обычное дело. Такие пьесы на необъятных просторах нашей Родины пишутся почти каждый день. Самое интересное начинается после создания подобного произведения, когда его всеми правдами и неправдами стараются донести до ни в чем неповинного зрителя.
Конокрадов, завершив свое драматургическое творение и дав ему оригинальное и модное в то время название «Прораб Бугров делит деньги», отправился на телевидение. Вернее было бы пойти в театр, но там он никого не знал, к тому же, как и идейный вождь мирового пролетариата Владимир Ленин, считал, что главное искусство – это кино. А между ним и телевидением он ставил знак равенства, и не без оснований считал, что через него лежит самый короткий путь к общественному признанию – к славе драматурга областного масштаба. В советское время была практика постановки телеспектаклей местного производства.
Конокрадову повезло, главный редактор Жеглов и его заместитель Островский вчера отмечали юбилей какой-то электростанции, поэтому находились в мрачном состоянии и ничего читать не могли. Головы их болели, хотя души оставались чисты и крылаты. Начинающий драматург выложил рукопись.
Жеглов догадался задать бессмысленный вопрос:
- Может ли пьеса объяснить сложные характеры наших современников?
- Может, - мгновенно отозвался Конокрадов. Люди мира сего, в отличие от поэтов, к которым я скромно причисляю и себя, прекрасно умеют понимать подтексты ситуации и ничего, на первый взгляд, не значащих слов. Драматург с претензиями на мировую славу обладал звериной интуицией и тут же достал из портфеля бутылку водки. Глаза телевизионного руководства оживились. Выпили для разгона за искусство. Конокрадова после третьего тоста уже искренно называли талантливым писателем.
Так пили неделю, молодой автор только успевал бегать в магазин за спиртным. Зато его статус повышался, бесплатность запоя вдохновляла редакторов, пьесу «Прораб Бугров делит деньги» уже без всяких сомнений предлагали включить в хрестоматии по литературе. Но Конокрадов – на удивление! – продолжал настаивать на ее постановке.
Очнувшись от праздника, Жеглов и Островский, пролистали пьесу и осознали, что ее не спасет никакая правка. Решили объяснить драматургу, что очень сложно подобрать актерский состав, а также есть трудности с режиссером, художником-оформителем и так далее. Конокрадов все понял – и пили еще неделю. Ситуация заходила в тупик. Надо было принимать административное решение, и Жеглов его принял, посмотрел на растерянного Островского и веско произнес:
- Бери эту графоманскую стряпню и сделай из нее удобоваримую пьесу. Оставь только название. Даю тебе три дня!
- Я же никогда пьес не писал! – возмутился заместитель.
- Все когда-то делается в первый раз. Фамилия у тебя соответствующая – драматургическая. Чехова почитай, поучись – у него как-то получалось.
Островский почитал Чехова, усвоил основные композиционные приемы и в назначенный срок принес новую пьесу с прежним названием. Только по натуре он был лирик, и все производственные коллизии постарался заменить на любовные. Машина была запущена, нашелся режиссер и актеры.
Неприятность произошла перед самым выходом в эфир. Режиссер поменял название пьесы, теперь оно звучало как «Она его любила не за деньги», что, конечно, более соответствовало новому содержанию, но в результате от произведения Конокрадова осталось только одно слово «деньги». Это тревожило редакторов, автор, для которого они совсем недавно радушно открывали двери хрестоматий, мог обидеться, а лишнего шума не хотелось. Вновь было найдено Соломоново решение - в день выхода телеспектакля напоить драматурга до обычного бесчувственного состояния, что и было сделано. Пили с утра уже за счет Жеглова и Островского. Конокрадов мирно уснул хмельным сном за час до начала показа его пьесы, а проснулся знаменитым. Его потом почти три недели называли нашим Шекспиром. Постановка никогда более не транслировалась.
Tags: Байки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments