a_g_popov (a_g_popov) wrote,
a_g_popov
a_g_popov

Неоконченная пьеса для исторического дальтонизма

Оригинал взят у el_kons в Неоконченная пьеса для исторического дальтонизма

Photo el_kons(c)


Вспомните : "Белая армия, чёрный барон ..." Какая театральная или кино-постановка, на тему "рождённых революцией" обошлась без этой строки? Наше поколение "семидесятников" со школьных лет твёрдо усвоило, какого цвета "хорошие", какого-"плохие" и как бесцветны сомневающиеся. Эти последние, правда, массово появились позже, когда грянула перестройка и девятым валом пошла дотоле недоступная информация. Вдруг оказалось, что не так черён барон, как его малевали, и не так радужны некоторые « этюды » в багровых тонах. Вообще, весь спектр оттенков и отголосков оказывается гораздо богаче, если смотреть « невооружённым » глазом. ...

Вот здесь статья в "Русском очевидце". А под катом - полный текст, из которого было изъято несколько кусочков, которые мне жаль ( пару цитат и историю молодой девушки Вали...):

http://rusoch.fr/rus/neokonchennaya-pesa-dlya-istoricheskogo-daltonizma.html








Среди россыпей имён великого русского противостояния, по ту сторону "красных", самая насыщенная негативом репутация досталась именно ему. "Чёрным бароном" окрестили, потому что с сентября 1918 одевался исключительно в чёрную казачью черкесску с газырями. Cреди корифеев "белого движения" стоял особняком и находился в постоянной конфронтации с прочими лидерами. Hе только по внешнему признаку.

 

Врангель, Пётр Николаевич. Потомственный дворянин, блестящий гвардейский офицер-кавалерист, флигель-адъютант Его Величества. И современники, и нынешние историки сходятся на одном метком определении его идей : созданиe "левой политики правыми руками". Например: aграрная реформа в столыпинском стиле, земское самоуправление, 8-часовой рабочий день. Мыслил вне ограничений полевого устава и мечтал превратить Крымский полуостров в "остров Крым". Не получилось. Потом, в 1920 году, перед представителями прессы, он очень интересно скажет о причинах неудач:

 

« ...стратегия была принесена в жертву политике, а политика никуда не годилась...Дрались и с большевиками, дрались и с украинцами, и с Грузией, и Азербайджаном, и лишь немногого не хватило, чтобы начать драться с казаками, которые составляли половину нашей армии и кровью своей на полях сражений спаяли связь с регулярными частями. В итоге, провозгласив единую, великую и неделимую Россию, пришли к тому, что разъединили все антибольшевистские русские силы и всю Россию на целый ряд враждующих между собой образований... »

 

Личные симпатии определял так: « Для меня нет ни монархистов, ни республиканцев, а есть лишь люди знания и труда… ». Боролся с большевизмом и порожденной им системой, по его собственным словам,  "не из чувства классовой ненависти, а из глубокого убеждения, что большевизм есть абсолютное зло, как для России, так и для человечества в целом".

 

Tогда, из-за Великой Октябрьской, передрались все. С известным результатом. В 1920, части русской армии, после крымской эвакуации, обосновались лагерем на полуострове Галлиполи, ставшим военным центром того, что нарекли "Белой эмиграцией". Сам Врангель название "Белая армия" не признавал. Для него она была единственная, подлинная – « Русская. Но без России ».

 

Год спустя, 22 ноября 1921, барон Врангель организовал "Общество Галлиполийцев", потомки которого, здравствуют по сей день, и каждый год, в ближайшую к 22 ноября субботу, собираются на панихиду, во всех частях света, где горит-горит ясно и не гаснет память о тех, первых, угасших на чужбине или канувших в жуткую неизвестность.

 

Жуткой она оказалась для многих. Сам Врангель, переехавший в 1927 с семьёй в Брюссель и работавший там инженером, скоропостижно скончался, 25 апреля 1928, после « внезапного заражения туберкулёзом ». Родные подозревали в отравлении брата слуги, оказавшегося большевистским агентом.

 

11 января 1929, в Москве, прямо в учебной комнате школы, где он с огромным успехом блестяще преподавал военную тактику, был застрелен генерал Я.А.Слащов, « амнистированный » советскими властями...до поры до времени. Именно этот человек послужил прототипом булгаковского Хлудова в "Беге", и именно с него, как сейчас считают, начались тогдашние "время да пора" сталинских репрессий среди военных..

 

26 января 1930, агентами советской разведки, в Париже был похищен генерал А.П.Кутепов. Судьбу его до сих пор пытается установить Союз Потомков Галлиполийцев. В декабре 2011, президенту Медведеву было отправлено открытое письмо- без ответа по сей день. По одной из версий, генерал Кутепов, оказавший сильнейшее сопротивление похитителям, скончался прямо в машине от сердечного приступа. По другой: сердечный приступ вызвала неумеренная доза морфия, которым его пытались "успокоить". Как бы то ни было, Союз Галлиполийцев обращается к нынешнему русскому правительству с просьбой предоставить хранящиеся в архивах документы, согласно которым, останки  генерала были захоронены в саду частного дома одного из пригородов Парижа. На русском кладбище, в Сен-Женевьев-де Буа, склеп генерала А.П.Кутепова ждёт погребения  по православному обычаю.

 

А вот генерал Н.В.Скоблин, самый молодoй военачальник Белого движения, в 25 лет принявший командование дивизией, и на свадьбе которого в Галлиполи генерал Кутепов был посаженым отцом, обосновался недалеко от Парижа, в городке Озуар-ла-Феррьер, совсем в другом качестве. Вместе с супругой, известной певицей Н.Плевицкой, он успешно применял свои недюжиные способности, работая на советскую разведку, под кодовым именем "Фермер".

 

При его непосредственном участии, 27 сентября 1937, в Париже был похищен генерал Е.К.Миллер, судьба которого, в отличие от многих, известна: его удалось переправить "на родину" и, после длительного и бесплодного для советской разведки заключения, расстрелять....

 

Было их много, и уходили они, по разному. Oставалась Память - "Союз Потомков Галлиполийцев", в прошлом году отметивший 90 лет со дня создания "Общества". С 2008, панихида памяти павшиx за Россию и просто ушедших, почитая её своей Родиной стала ежегодной, во всех городах мира, где ныне живы их потомки. В субботу, 24 ноября, они собрались в Праге и Женеве, Люксембурге и Иерусалиме, Гонконге и Сан-Франциско, Лондоне и Монреале, Ландсберге и Каракасе, Флоренции, Нью-Йорке, Екатринодаре, Санкт-Петербурге, Москве...

 

На русском кладбище в парижском предместье Сен-Женевьев-де-Буа, перед мемориалом всем воинам, жизнью и духом поддержавшим "галлиполийское стояние", в мягких отблесках горящих свечей и покорно слетающих к подножию осенних листьев, склонились знамёна Галлиполийского полка и головы пришедших.

 

Архиепископ Женевский и Западно-Европейский Михаил снова напомнил, как противостояли  забвению все те, кто тогда рассеялся по свету, но где бы ни обосновался, помнил, откуда пришёл. Как строили церкви, школы, богадельни. Учили детей беречь язык и- замечательными словами старой русской эмигрантки - "любить Россию любой".

 

Пришли туда люди разные и удивительные. Прямые потомки, дальние родственники, кровно заинтересованные и искренне интересующиеся. Съехались из окрестностей и прибыли из "зарубежья": две молодые женщины, в турпоездке из Москвы, узнав о мероприятии, добрались самостоятельно и так же душевно и замечательно пели с церковным хором, как у себя в столице. Среди прочих, оказалось сразу несколько петербуржцев: доктора Санкт-Петербургского Института истории РАН, Искюль С.Н. и Андреева Н.С., рассказавшие, как по чистой случайности, среди разрозненных и порастерянных, недо-уничтоженных по чьей-то оплошности документов отыскались страницы "личного дела" несчастного генерала Миллера. Из Санкт-Петербурга же, обаятельно мягкая, как отголосок эпохи "старой русской интеллигенции" Лариса Кутепова рассказала о своих исследованиях такого знакомого и совсем неизвестного имени.

 

Пришла 23летняя девушка Валя, словно с картины Брюллова, тихо стояла в сторонке, под впечатлением знамён и знаменитых фамилий.  Пра-прадед её, когда-то пришел в Россию с Наполеоном, да там и остался. Лекарем был. А прадед - ушёл из России с Врангелем. И теперь покоится на русском кладбище во Франции, под итальянской фамилией- Фёдор Иванович Марцелли. А правнучка учится в Париже оперному искусству и неизвестно ещё, на каких подмостках зазвучит голос этой истории.

 

Зачем они тянутся сюда? Приезжают, прилетают, стынут в аллеях слушая панихиду, сметают ладонью опавшие листья с чужих могил и кладут поникшие розы на могилы знакомые. Кого-то ищут, вспоминают, рассказывают. Почти у всех уже давно сложилась жизнь, а прошлое тлеет себе под ворохом повседневности и скоро рассеется в пряную пыль. Вон уж сколько надгробий выворочено "жёлтым экскаватором", вдоль кладбищенских стен: "Брошенная концессия. Обращаться к дирекции кладбища". Это значит: ещё одного человека забыли. Родни не осталось, а что мы все - без родни? Поэтому, может быть, так осенне-туманно думается, что ищут они - друг друга. Через ту далёкую, потеряную родину, которая теперь, вроде бы другая, но ведь надо любить её любой.

 

И если, после великого и несчастного противостояния, мы сначала долго и упорно "чернили" белых, а после сумбурной перестройки-гвоздили красных, то прямо сейчас, может быть, пришло время просто прищуриться и как следует рассмотреть весь спектр цветов и оттенков, прохожих и потомков, который есть - мы. Нас ведь всех тоже  любят - любыми...

 

Tags: Память
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments